Мама обиделась

Письмо 1

«Добрый день! Мне 30 лет и я ненавижу свою мать. Глубоко. Об этом никто не знает.

Я стараюсь изо всех сил не делать так, как делает она, и быть ей полной противоположностью. Мне не нравится ее поведение, манеры, отношение к жизни.

Она постоянно учит всех и советует, что и как нужно делать, при этом сама своим советам никогда не следует.

Мать никогда у меня не спрашивала, что я чувствую и что я хочу, вообще мне всегда казалось, что родила она меня для облегчения своей жизни, чтобы было кому помыть полы и приготовить еды, и коронное – подать стакан воды на предсмертном одре. Все свое детство и отрочество я была беспроблемным, удобным и, как любила говорить бабушка, смирным ребенком.

Я родила ребенка в 28 не потому, что захотела этого сама, а потому что она на меня планомерно и долго давила. Это тот случай, когда я не сделала по-своему и очень об этом жалею теперь. Когда я родила, на меня тут же повалились тонны советов о том, что нужно делать и что все, что я делаю, – не так, потому что она в свое время все делала по-другому и вон какая я у нее выросла! Естественно, я все сделала наоборот, и сейчас мой пупсик спокойный, гармоничный, здоровый и, очень надеюсь, счастливый.

Она никогда меня не хвалила, зато осуждение я слышу от нее постоянно.

Мне говорят, что моя внешность шикарна, но я себя таковой не считаю, во мне полно неуверенности в себе и своих силах.

За все это я ненавижу свою мать. И мне страшно, неловко, и я думаю, это неправильно. Это давит. И не отпускает. Я не могу ее принять такой, какая она есть.

Я знаю, что мне нужна психотерапия, но я живу в маленьком городе, сижу на шее мужа, у меня просто нет возможности посещать психотерапевта.

Больше всего я боюсь, что это отразится на моем ребенке, я не хочу ему такой жизни как у меня. И детей я больше не хочу.

Я все понимаю, но не знаю, как сбросить груз прошлого, давящий на душу, и начать новую жизнь без обид и претензий».

Письмо 2

«Здравствуйте, у меня проблемы с мамой.

Точнее, дело во мне.

Она меня постоянно раздражает: не так посмотрит, скажет что-то, или не скажет. Любое движение, наше с ней сходство, страх стать похожей на нее, повторить ее судьбу… Я срываюсь и начинаю нервничать, кричать, обвинять, хлопать дверьми.

Короче, надоели эти деструктивные отношения! Ведь, наверное, все может быть по-другому? В чем причина моего раздражения? Как решить это? Ведь у любой проблемы есть решение – подскажите, пожалуйста, мое. Заранее спасибо».

(И это лишь часть нашей мамо-почты…)

2 Не жалуйтесь и не предавайте

В Священном Писании сказано, что злословящий отца и мать смертью умрет. То есть злословие, осуждение родителей — это фактически самоубийство. Почему? Когда мы жалуемся кому-то на маму или папу, мы, прежде всего, сами их осуждаем и становимся подобными тому самому Хаму, который смеялся над наготой своего отца Ноя. За это род его был проклят до конца дней. Но мы, кроме того, подвигаем других людей к осуждению наших родителей. То есть мы становимся предателями — бьем тех, кто дал нам жизнь. Какими бы ни были наши родители, но они нас выходили, выкормили, прошли вместе с нами все болезни, все скорби и радости. Вернуть им этот долг мы уже никогда не сможем. Мы можем по сути только одно — не сократить их жизнь. Любое переживание наших родителей, выраженное в крике, шлепке, грубости — мы должны стараться осмыслить с позиции, чтó я делаю не так, чтó вызывает такую реакцию? Ведь мы даны родителям не для того, чтобы изматывать им нервы, а для того чтобы успокоить их старость, накормить, вылечить, послужить им. Это наше первое служение в жизни.

Проблема нашего времени в том, что мы позволили себе включить в светское воспитание лейтмотив Павлика Морозова — люди моего возраста знают, что он был очень действенен, влиял на душу. А это ведь страшно — предавать своих родителей. Ведь рядом с нами живут два человека, два единственных в мире, которые готовы пожертвовать ради нас всем. Если нам понадобится кровь, сердце, это они скажут: «Возьмите у нас, пусть будут живы наши дети, пусть нас не будет». Такая жертвенность свойственна только родителям.

Дети должны знать, что они для родителей всегда самые лучшие, самые правые. Даже если мама и папа понимают всю неправоту нашего поступка, в душе они все равно будут думать: «Мой ребенок не мог так сделать, он не такой». Эта безграничная вера продиктована любовью к своему ребенку, любовью до жертвенности. Мало кто еще сможет нам такое дать.

4 Поместите родителей внутрь себя

Без лишних слов и рассуждений попытайтесь в воображении поместить родителя-обидчика внутрь себя. Наши родители и так внутри нас живут, хотим мы того или нет, мы так устроены. Своим пациентам я в таких случаях стараюсь объяснить: если ты ненавидишь отца, то ты будешь ненавидеть самого себя, если ненавидишь мать, эта ненависть обернется на тебя самого. В итоге ты окажешься главным ненавистником и по отношению к родителям, и по отношению к самому себе. Чтобы это преодолеть, необходимо каким-то образом понять жизнь человека, на которого держишь обиду. Не оправдать его поступки, а именно понять с точки зрения обстоятельств, в которых он находился. И главное — нужно понять, что того человека, который нанес тебе обиду, уже нет. Не в том смысле, что он ушел из жизни, а в том смысле, что двадцать лет назад он был совершенно другим, и с тех пор изменился, стал старше. Вполне возможно, он уже не помнит того, что сделал. Если ему об этом сказать, он может подумать, что это выдумка, плод фантазии его ребенка, и будет в этом совершенно искренен. Соответственно, это уже другой человек, и дело иметь нужно именно с ним, а не с тем, кто остался в прошлом.

5 Молитесь за обидчиков

Человеку с христианским сознанием простить обидчика легче, его вера в описываемой ситуации конфликта дает ему преимущество. В христианстве, можно сказать, существует культ прощения, культ осознания собственной вины. Каждый день мы повторяем фразу: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». И если при этом мы не прощаем своих должников, то лучше этой фразы не произносить. А произнося ее, мы всякий раз понимаем, что обязаны простить. Мы должны любить своих врагов, а если так не получается, то по крайней мере молиться за них для смягчения их и наших сердец. К сожалению, мы чаще все же живем по законам Ветхого Завета, где око за око и зуб за зуб. Ненависть к близким, зависть — это одна из тяжелейших проблем, с которой психологам и психотерапевтам приходится работать. Но разбираться с ними необходимо. Как необходимо и учиться прощать.

6 Разделяйте человека и его поступки

Есть еще один важный момент, понимание которого дает нам силы к прощению. В христианстве установлено очень верное отношение к человеческим проступкам. Есть такое правило: ненавидь грех, но люби грешника. И всякий раз, когда человек что-то нарушает, мы должны понимать, что не только этот его поступок, но даже сумма его поступков не дает полного представления о нем самом. Потому что верхняя планка в каждом человеке — тот образ и подобие Божие, по которому он был создан. И нужно попытаться очистить этот образ и подобие от всего наносного. Как археолог откапывает древние реликвии и очищает их от налипшей грязи — осторожно, медленно, постепенно, пока наконец не увидит предмет таким, каким он был задуман, — точно так же надо стараться поступать и с человеком. Не всегда это удается, но все же надо стараться это сделать. Конечно, в таком процессе очищения должны помогать и психотерапевт, и духовник. Задача здесь общая — чтобы человек смог увидеть и самого себя, и другого человека. Тогда простить обиду будет гораздо легче.

Марина ДУБКОВА, семейный психолог

7 Подумайте о будущем

Для того чтобы что-то сделать, необходимо осознать, как это важно для нас, т. е. найти мотив для изменений. Какой будет моя жизнь через десять, двадцать лет, если я прощу своих родителей? А если не прощу? Что изменится?

8 Желайте прощения

Надо осознать разницу между прощением и примирением: простить — значит очистить сердце от обид, не желать человеку зла, не мстить; примириться — значит восстановить отношения, возобновить общение.

Кровавые слезы

В редакцию SNCMedia то и дело приходят письма от девушек и молодых женщин, которые, что называется, плачут кровавыми слезами в попытке примириться со своими мамами, простить им ошибки, вольные или невольные, простить пренебрежение, ложные представления о том, что такое воспитание, простить насилие, психологическое или физическое, простить невозможность и нежелание увидеть своих дочерей такими, какими они были и есть, а не такими, какими матери видели их, ослепленные собственным нарциссизмом.

Я сочувствую этим девушкам и женщинам всей душой.

Не такое это легкое дело, даже если вы сами уже давным-давно прокачанный, протерапевтированный психолог или психотерапевт. Кому-то нужны годы и годы, чтобы пройти этот путь: от слепого обожания и подчинения или просто бессознательного подчинения, или от бессознательно бунта и такого же подчинения, через осознание патологического механизма общения с матерью – к возможности отказаться от навязанной роли, от кривых связей в семье, от чужих разрушительных интроектов и паттернов поведения. И потом – к возможности общаться с матерью без боли и досады, не испытывая к ней испепеляющего гнева, не питая свою ненависть ее ужасными привычками.

Психологи – и я в том числе это делаю – обещают в конце этой работы возможность полюбить маму снова, раз уж она не смогла, когда вам это было очень нужно. Эта часть сообщения всем клиенткам обычно нравится. Поэтому вторую часть почти никто уже не слышит. Или слышит – и забывает в ту же секунду. Потому что она далеко не такая оптимистичная.

Полюбить маму придется такую, какая она есть, вместе с манипуляциями, вместе с грубостью, вместе с пренебрежением к вашим интересам, вместе со всем этим кордебалетом. Потому что, скорее всего (хотя бывают и исключения), это все никуда не денется. Ваша мама останется такой же, какой была. И придется смириться с тем, что она никогда не попросит у вас прощения. Ни за что. Или попросит, но не за то, за что вам было бы важно. И не так. Она скажет: «Ну да, наверное, я была неправа, но ведь я была такой молодой. Или: «Жаль, что так вышло, но ты была невыносимым ребенком». Или: «Я сожалею, что била тебя, но во всем виновата моя свекровь». Что-нибудь в этом духе. И вам от этого не станет легче. Потому что, даже пытаясь признать свою вину, она, скорее всего, не сможет взять на себя ответственность за то, что было. И ждать этого не надо. Представьте сами: вам 50, 55 или больше лет. Вы живете какую-то свою жизнь, в которой все устроено как устроено. Держится на живую нитку. Или крепко-накрепко сшито суровой прочной нитью. И тут ваша взрослая дочь требует от вас каких-то признаний. Что вы всё делали и делаете не так. Что ваша суровая нитка – это цепи. Мало кто из людей решается на то, чтобы осознавать свою жизнь во всем ее удручающем многообразии. Так что – проявите гуманизм и не приставайте к маме с предложениями пойти к психологу, прочитать Петрановскую или что-нибудь еще в этом роде.

Не надо. Пожалейте ее. Если она до сих пор не нашла в себе силы измениться, то не пытайтесь заставить ее сделать это ради вас.

Вы теперь взрослая, вы живы – и этого достаточно для того, чтобы научиться быть счастливой. Живую маму, ту, которая ходит по земле, к затее можно больше вовсе не приплетать. Разбирайтесь с мамой в своей голове с психологом. И этого будет достаточно.

Но ведь надо же как-то с ней общаться! Как?

Увы: не всегда получается вот так философски относиться к ситуации.

Вы постоянно чувствуете к ней почти ненависть или, по крайней мере, страшное раздражение. Трудно даются самые простые вещи и совместные бытовые действия. Вы то и дело видите мамины манипуляции. И вам хочется ей все-все высказать и все-все разъяснить и доказать. Вы бросаетесь в бой и чаще всего терпите сокрушительное поражение, тратите море энергии и нервов, но все бесполезно.

Вы все еще надеетесь на чудо, на что, если хорошенько все объяснить, мама сможет измениться.

Вы впервые в полном объеме испытываете гнев по отношению к матери. Это нелегко.

Что важно помнить. Если вы хотите, чтобы мама поменяла поведение, просите ее об этом прямо. Если иначе не получается – вынуждайте к переменам.

Примерно так:

«Мама, мне не нравится, что ты звонишь мне каждый час во время рабочего дня. Пожалуйста, не делай этого больше. В противном случае я не буду брать трубку».

Или так:

«Мама, я очень злюсь, когда ты называешь меня растяпой. Мне обидно и неприятно. Если ты не прекратишь, я буду вынуждена перестать с тобой созваниваться» (буду приезжать раз в месяц, а не раз в неделю, буду проводить все время в своей комнате, одним словом – сокращу общение до минимума).

Или так:

«Я больше не хочу слышать, каким уродом был мой отец. Ты можешь разговаривать об этом со своими подругами, но не со мной. Мне больно и неприятно. Если ты хочешь, чтобы мы общались, пожалуйста, не допускай этого. Я не стану этого терпеть».

И так далее.

Все, что вам нужно для этого, – капелька твердости и море спокойствия.

С первым могут быть проблемы, но они ничто по сравнению с тем, как трудно быть спокойной, когда «никогда такого не было, но вот опять».

Где бы это спокойствие раздобыть?

На то есть специальная технология, крайне простая, но эффективная. Если вы натренируете себя поступать именно так, то общаться с мамой станет немного легче.

Технология общения с невыносимыми мамами

Шаг 1. Учитесь ловить первые признаки своего гнева, первые уколы раздражения

Тренироваться можно на кошках. То есть, простите, на других людях. Например – на коллегах. Заодно и с рабочими конфликтами разберетесь.

Шаг 2. Как только почувствовали, что градус ваших эмоций повышается, срочно увеличивайте физическую дистанцию

Если сидели вместе на диване – встаньте, пересядьте в кресло подальше. Если вы в автомобиле и деваться некуда, остановитесь под любым предлогом и выходите из машины, – купить водички, например. Если дело происходит по телефону, воспользуйтесь любым способом, чтобы прервать разговор. Просто положите трубку. Отдышитесь. И перезванивайте – если хотите. Если нет – перезвоните позже и сошлитесь на качество связи. Одним словом, ваша задача – помочь себе снизить накал эмоций за счет увеличения физической дистанции. Это работает – проверьте сами.

Шаг 3. Отключайте локаторы, которые ловят скрытые сообщения

Например:

Мамина реплика: «В этом доме никто никогда не готовит еду. И никого не интересует, что в холодильнике пусто».

Ваш ответ: «Мама, ты что-то хочешь мне сказать?»

Еще один пример: «Я вчера видела твою подругу Машу, она, между прочим, уже второго родила!» (варианты: «У нее, в отличие от некоторых, уже двое детей (мужей, работа в Газпроме, поклонник из Новой Зеландии).

Ваш ответ: «Как я рада за Машу!»

Скрытые сообщения вставьте сами. Если возникнут затруднения, спросите у мамы (шутка).

Шаг 4. Не терпим оскорблений и сразу тормозим нарушителей границ

Про это мы уже немного написали. Еще пара примеров.

Мама: «Что это у тебя за гнездо на голове?»

Вы: «Мама, мне неприятны твои слова. Пожалуйста, извинись». Или: «Мама, мне не нравится твоя критика. Если ты не перестанешь, мне придется уйти».

Мама: «Вечно ты приводишь в дом каких-то оборванцев (гопников, придурков, лохов, недотеп, психов)».

Вы: «Мама, прошу тебя не оскорблять моих мужчин. Мне это неприятно. Предупреждаю тебя: я буду вынуждена положить трубку (уйти, перестану приезжать) в случае, если ты не поменяешь свою тактику.

Шаг 5. Продолжать общение как ни в чем не бывало, если вам хочется

Если не хочется – заняться чем-нибудь другим без чувства вины. Никому, даже маме, непозволительно безнаказанно и без последствий наносить нам душевные раны. Вы имеете право чувствовать себя хорошей, даже если ваша мать считает иначе.

P. S. Вы тоже можете прислать свои вопросы психологу Вите Малыгиной на [email protected] Можно не только про маму! (Ну, вдруг вас что-то еще волнует?)

Ревность, зависть и даже настоящая ненависть порой возникают между … мамой и дочкой. К сожалению, немало семей, где, казалось бы, самые близкие друг другу люди уже давно стали заклятыми врагами, и даже думать не хотят о том, чтобы простить друг другу обиды.

Репортаж Юлии Сафоновой.

«Для мужа — сыночка, а для себя — лапочку дочку!» Психологи констатируют: по статистике большинство женщин мечтают родить сына, чтобы сделать приятное мужу, а девочку для себя, чтобы выросла и стала опорой.

Но на практике нет более непростых взаимоотношений, чем у матери и дочери, признается семейный психолог и мама двух девочек Анна Смирнова. Много раз ей приходилось распутывать клубок из любви-ненависти между самыми близкими женщинами.

Анна Смирнова, семейный психолог: «У мамы с девочкой другие отношения — и теплее, и ближе. С другой стороны, они будут более конкурентными, возможно, они окажутся двумя хозяйками на одной кухне».

Мама 19-летней Насти работает уборщицей, а дочкой могла бы гордиться: умница, красавица, студентка медицинского института, говорит на трех языках, делает успехи в модельной школе, уже в кино снялась.

Но в их семье все происходит с точностью наоборот. Девушка, говорит, что не слышит от самого родного человека ничего, кроме критики и упреков.

Анастасия, дочь: «Я боюсь об этом думать, но иногда кажется, что она ревнует меня к достижениям. Я владею компьютером, умею говорить, держать себя в обществе, а она не умеет, вот и злится… Может, она и хочет добра, но только отравляет мне жизнь гневом и поучениями».

Теперь Настя старается как можно реже бывать дома и не рассказывать маме о своих успехах, хотя иногда так хочется поговорить с ней по душам, как в детстве.

Анастасия, дочь: «Наверняка мама меня любит, но ей как будто что-то мешает выразить это».

Помочь Надежде Андреевне некому, хотя с своей единственной дочерью она живет в одной квартире. Вот только уже год пенсионерка готовит еду прямо в комнате, на плитке. Уверена, дочка подсыпала ей в пищу стиральный порошок!

Испортил отношения матери и дочери квартирный вопрос — пенсионерка отказалась подписать дарственную на квартиру, и тогда дочь сделала все, чтобы мать оказалась в психиатрической больнице.

Надежда Омелина, мать: «Если бы она меня в сумасшедший дом не отправляла, уже давно я помирилась бы. Ну, как я вспомню, как я плакала, что я там думала. Я хотела там отравиться».

Через год пожилой женщине удалось добиться независимой психиатрической экспертизы, и суд признал её дееспособной.

Надежда Омелина, мать: «Я думаю, и там сам главврач смеялся, вот, что квартира делает».

13-летняя Наташа из Иркутска твердо убеждена — мама просто предала ее. Ничего не объяснив, она оставила девочку на попечение знакомых и словно забыла про нее, даже не снимала телефонную трубку.

Знакомые обратились в милицию, теперь рассматривается вопрос о лишении матери родительских прав. Впрочем, и сама Наташа пока не хочет возвращаться домой.

Наталья Ерохина, дочь: «Мама мне такая не нужна. Если она бросает ребенка и не дает о себе знать даже».

Сможет ли когда-нибудь девочка простить свою мать, сказать трудно, но то, что сложные отношения между ними останутся на долгие годы, ясно уже сейчас.

Еще год назад Ольга ломала голову, как сказать своей 18-летней дочери, что мама выходит замуж и ждет ребенка. Ведь они решили давно — им и вдвоем хорошо, и никто не нужен! Выход нашелся сам собой. Оказалось, что дочь тоже нашла любимого человека и готовится к свадьбе.

Ирина Шарова, дочь: «У меня был шок. Думала, если кто-то узнает, для меня это будет стыдно. Мама, она есть мама. У нее один раз должна быть только свадьба. Но ни в коем случае не с дочерью».

Ольга Наумова, мать: «Дочери поехали платье покупать. И пришлось открыться, так как я сама себе поехала костюм покупать. Я боялась, что она будет злиться, ругаться. Ну, ничего, так обошлось. У меня зять хороший. Он ее успокоил».

Сначала вместе выбирали свадебные наряды, потом в один день пришли в ЗАГС, а после лежали в одной палате в роддоме, и малыши их появились на свет с разницей в четыре дня!

Ведущая: Почему же маме и дочке порой так трудно найти общий язык, и что делать, чтобы сохранить мир и покой в семье? Об этом расскажет психолог Елена Бережковская. Скажите, в каком возрасте начинаются конфликты между дочерью и матерью?

Гость: Это подростковый возраст. Подросток, девочка-подросток — с матерью у нее большое сродство, ощущение, что «это же почти я». И она начинает к матери относиться критически.

Она видит других матерей. Она сравнивает их со своей.

Начинаются претензии: мать не так одета, мать не так выглядит, она не так себя ведет. Ребенок иногда начинает стыдиться матери. Но в тоже время, готов защищать ее перед другими изо всех сил.

Ведущая: Если возникли такие конфликты, как маме себя вести?

Гость: По-разному, в зависимости от ситуации. Даже у 11-13-летней девочки могут быть вполне конструктивные соображения. Потому что мы ведь не всегда себя со стороны видим. А у подростка такой возраст приходит, когда он начинает видеть со стороны.

Ведущая: Если наоборот, мама пристает к девочке-подростку и все время навязывает ей свое видение стиля, косметики?

Гость: Это очень типично. Мама чаще навязывает не столько видение стиля, сколько отсутствие косметики. Девочка-то склонна как раз косметикой пользоваться, а вот мама, она склонна это как-то ограничить или загнать в какие-то рамки.

Но тут один выход, надо ее научить этому. У них будет совершенно другое общение и другая почва для выяснения отношений, чем когда идет отрицание.

Ведущая: Если матери не нравятся кавалеры своей дочки, она все время вмешивается в личную жизнь, как быть?

Гость: В этом случае возникает следующий вопрос. Она не хочет, чтобы дочь вообще выходила замуж? Такое бывает, особенно в неполной семье, там, где в дочери видится близость, это второе «я».

Ведущая: Она боится потерять близкое существо?

Гость: Она боится потерять дочь, она просто ревнует. Либо она себе придумала, как должно быть. Я знаю такие случаи, когда реально мамы сами находят дочке кавалера, который нравится. Изо всех сил мама организует жизнь дочери, ведь наши дети — мы хотим, чтобы у них сбылось все то, что у нас не сбылось.

Ведущая: Почему матери там любят вмешиваться в личную жизнь дочери, когда она уже вышла замуж?

Гость: Мать хочет идеальной личной семейной жизни для своей дочери. В общем, конечно, стоит достаточно мягко, но твердо и четко определенные границы поставить; достаточно стойко защищать свою личную территорию, объяснить маме, что какие-то вопросы ты будешь решать сама. Не грубо, не в тот момент, когда у вас конфликт, а в тот момент, когда у вас все хорошо, вы пьете чай на кухне с пирогом.

Ведущая: Почему так часто у дочки и у мамы возникают конфликты на почве того, как воспитывать внуков?

Гость: Чаще всего это бывает, потому что у них не урегулированы их межличностные отношения. Дележ территории, дележ, кто за что отвечает, кто главный — он продолжается, и дети от этого страдают.

Это очень частая ситуация. Приходят на консультации, и говорят, что ему нельзя этого шоколада, бабушка ему покупает и дает, у него диатез и все остальное. Какая нормальная, реальная бабушка нарочно, насильно будет это делать?

И когда начинаешь переспрашивать, действительно она специально покупает, у нее запасы, она ребенку намеренно выдает запрещенные продукты? Осекается очень часто человек. Просто выясняется, что это не совсем так, что это скорее война намерений и приоритетов. Надо взрослым между собой разбираться.

Даже если вам не нравится, как одевается или красится дочка-подросток, не стоит ругать ее или запрещать пользоваться косметикой. Лучше найдите компромисс: купите ей помаду и тени более подходящего цвета, а еще лучше сами накрасьте ее.

Если, наоборот, дочка критикует ваш внешний вид — это повод задуматься. Возможно, она права, и вам действительно пора сделать новую прическу и обновить костюм? Психологи советуют в подобных ситуациях не отмахиваться от мнения ребенка.

Если матери не нравится ни один из кавалеров дочери, это может говорить о ее подсознательном чувстве ревности. Если вы столкнулись с такой проблемой — не идите на поводу у мамы. Стройте свою личную жизнь самостоятельно.

Нередко происходит и наоборот: дочь мешает маме строить отношения с мужчинами. Причиной может быть все та же ревность и чувство собственничества. Психологи советуют в таких случаях матери откровенно поговорить с дочкой и объяснить, что в случае замужества вы не будет любить своего ребенка меньше, чем раньше.

Если у матери с дочерью постоянные споры по поводу того, как вести хозяйство — выхода два. Или срочно разъезжаться, или серьезно поговорить и четко распределить домашние обязанности. Пусть каждая из женщин делает то, что у нее лучше всего получается — тогда в семье будут порядок и мир.

Мама как бог

Довольны ли мы своими отношениями с мамой? Довольны ли своей самооценкой, которая сформировалась в детстве? Не мама ли говорила: не крась так губы, тебе не идет? Или: ты слишком стеснительная, мальчики на таких внимания не обращают? Или: для танцев у тебя не хватит пластики? Еще один вопрос: а сегодня мама мной, взрослой женщиной, довольна? И почему меня все еще это волнует?

Людмила Петрановская: «Мама — очень важный в жизни любого человека персонаж. Для маленького ребенка мама — его вселенная, его божество. Как у греков боги двигали облака, насылали потопы или, наоборот, радугу, примерно в такой степени властвует и мать над ребенком. Пока он маленький, для него эта власть абсолютна, он ее не может подвергнуть критике или отстраниться от нее. И в этих отношениях закладывается многое: как он видит и будет видеть себя, мир, отношения между людьми. Если мама давала нам много любви, принятия, уважения, то мы получили много ресурсов, чтобы разобраться со своим взглядом на мир и на себя.

А если нет?

Даже в тридцать лет мы не всегда можем сопротивляться маминым оценкам. Внутри нас все еще живут эти дети: трехлетний, пятилетний, десятилетний, которым мамина критика въелась в саму печень, в нутро — еще в то время, когда они не могли ничего ей противопоставить. Если мама говорила: «Вечно все с тобой не слава богу!» — значит, так оно и было. Сегодня мы головой понимаем, что, пожалуй, мама загибает насчет того, что со мной вечно все не так. Мы даже напоминаем себе в качестве аргументов о своей должности, образовании, количестве детей. Но внутри нас, на уровне чувств, сидит все тот же маленький ребенок, для которого мама всегда права: посуда у нас не так помыта, постель не так заправлена, стрижка опять не удалась. И мы испытываем внутренний конфликт между осознанием, что мама ошибается, и бессознательным детским принятием маминых слов как истины в последней инстанции.

Прощать или не прощать

На самом деле, когда внутренний конфликт есть, значит, с ним можно работать, что-то пытаться сделать. Опаснее, когда его нет. Ведь можно так и остаться навсегда в пятилетнем состоянии, считая, что мама всегда права, и оправдываться, обижаться, просить прощения или надеяться как-то постараться и так показать себя хорошо, что мама вдруг на самом деле увидит, какая я прекрасная.

Сегодня популярна идея «прости и отпусти». Прости родителей за то, что они как-то не так с тобой обходились в детстве, и тебе сразу полегчает… Эта идея не дает никакого освобождения. Что можно и нужно сделать — это погрустить по поводу того ребенка (вас в детстве), пожалеть его и посочувствовать маме, потому что сочувствия заслуживают все. И сочувствие — гораздо более здоровое начало, чем высокомерное прощение. Попробовать не простить, но понять: мама была в ситуации, о которой мы ничего не знаем, и, наверное, она делала только то, что могла. А мы могли сделать ошибочные выводы: «Со мной всегда все не слава богу», «Меня не за что любить» или «Меня можно любить только тогда, когда я полезен другим людям». Такие решения, которые принимаются в детстве, потом могут незаметно влиять на всю жизнь человека, и смысл в том, чтобы понять: это была неправда.

Их детство

Сейчас время более теплых отношений между родителями и детьми. А наших мам в их детстве почти всех отдавали в ясли, а многих и на пятидневку. Это была обычная практика, так откуда они могли научиться теплу и близкому контакту?

Пятьдесят лет назад в ясли отдавали в два месяца, потому что заканчивался декретный отпуск, и если женщина не работала, это считалось тунеядством. Да, кому-то везло, была бабушка рядом, но в основном это были городские жители в первом поколении, их родители оставались далеко в деревнях. А на нянь не было денег, и не было культуры наемных работников… Выхода не было — и в два-три месяца ребенок отправлялся в ясли: двадцать пять кроваток в ряд, между ними одна нянечка, которая раз в четыре часа давала бутылку. И все, и весь контакт ребенка с миром.

В лучшем случае, если мама работала не посменно на заводе и могла забирать его каждый вечер домой, ребенок хотя бы вечером получал маму, но предельно измотанную работой. И ей еще нужно было справиться с советским бытом — приготовить еду, добыть продукты в очередях, постирать белье в тазике.

Это материнская депривация (лишение), когда ребенок вообще не имел доступа к матери либо имел, когда она думала не о том, чтобы ему улыбаться и за пузо щекотать, а о том, как же она устала. У детей с таким опытом нет умения радоваться своему ребенку, общаться с ним, быть в контакте. Все эти модели берутся из своего детства. Когда в детстве тебя целуют, держат на руках, разговаривают, тебе радуются, с тобой занимаются какими-то глупостями, играми, ты это впитываешь и потом бессознательно воспроизводишь со своими детьми. А если воспроизводить нечего?

У многих тридцатилетних сейчас воспоминания о своем детстве как о том, что мама все время жалуется, как ей тяжело: обуза, ответственность, себе не принадлежишь… Их мамы вынесли это из своего детства — в материнстве нет радости, ты должен вырастить достойного гражданина, которым была бы довольна школа, комсомольская организация.

Сегодняшним мамам приходится восстанавливать утраченные программы нормального родительского поведения, когда ты получаешь от детей радость, и для тебя родительство при всех его издержках компенсируется огромным удовольствием от ребенка.

Когда мама обижена

Прежде всего напоминайте себе, что это обиды не на вас, а на их собственных родителей, и вы ничего не можете с этим сделать. Очень часто это обиды тоже необоснованные, несправедливые: не в том дело, что они не любили, а в том, что были в очень сложной ситуации. И мне кажется, что здесь важно не продолжать взаимодействовать с этой детской частью своих родителей, а все-таки общаться со взрослой.

У каждого родителя, даже самого обиженного, все равно есть что-то, что они вам могут дать, и что-то, чем могут помочь. Чем обслуживать мамину обиду, гораздо лучше, например, просить ее вас побаловать, приготовить еду, которую вы с детства любите, провести с вами время.

Это обращение к ее правильной части личности, к родительской. И для любого родителя приятно, что ты можешь, например, накормить своего ребенка так вкусно, как ни в одном ресторане не накормят, можешь ему приготовить то, что он любил в детстве. И человек уже чувствует себя не маленьким обиженным ребенком, а взрослым, который может что-то давать.

Можно расспрашивать маму про ее детство — потому что доступ к тому эмоциональному состоянию, которое сформировало ее нынешнюю, всегда помогает. Если она вспоминает тяжелые моменты детства — мы можем посочувствовать, пожалеть ее (того ребенка), тогда она и сама сможет его пожалеть.

А возможно, она вспомнит, что не все в ее детстве так было плохо, и хотя были тяжелые обстоятельства, но были и хорошие времена, хорошие, радостные воспоминания. Говорить с родителями об их детстве полезно — вы узнаете и понимаете их лучше, это то, в чем они нуждаются.

Перенянчить себя

Да, бывают тяжелые случаи, когда мама хочет только контролировать, но никак не взаимодействовать. Значит, придется увеличивать дистанцию, понять, что, как ни грустно, но у вас не будет хороших, близких отношений.

Вы не можете сделать вашу маму счастливой, это не ваша обязанность. Важно осознать, что дети не могут «усыновить» родителей, сколько бы они ни старались.

Так это устроено: родители дают детям, а обратно не получается. Мы с вами родителям можем дать конкретную помощь в ситуациях, когда они объективно не справляются. Но мы не можем помочь им повзрослеть и преодолеть свои психологические травмы. Нет смысла даже пытаться: вы можете сказать им, что есть такая вещь, как психотерапия, но дальше они уже сами.

Собственно говоря, у нас есть всего два способа вырасти (и обычно люди их комбинируют). Первый — это получить все, что нам нужно, от родителей. И второй — погрустить про то, что мы этого не получили, поплакать, пожалеть себя, посочувствовать себе. И жить дальше. Потому что у нас большой запас прочности в этом отношении.

А есть и плохой способ — это всю жизнь носиться с векселем «мне не додали» и при любом удобном случае тыкать его маме — реальной или виртуальной, в своей голове. И надеяться, что когда-нибудь она, наконец, поймет, осознает и по этому векселю с процентами расплатится.

Но правда в том, что она не может этого сделать. Даже если она сейчас вдруг волшебным образом изменится и станет самой зрелой, мудрой и любящей мамой на свете. Туда, в прошлое, где вы были ребенком, доступ есть только у вас, и «перенянчить» своего внутреннего ребенка можем только мы сами».

Интервью: Анастасия Изюмская; Фото: из архива героя

Судебные приставы помогли приморцу встретиться со своим сыном. История началась тогда, когда супруги развелись. В соответствии с решением суда, после расторжения брака, несовершеннолетний сын остался жить с матерью, а за отцом осталось право на участие в его воспитании. Правда, экс-супруга была против свиданий бывшего мужа и сына, поэтому лишила мужчину возможности встречаться с несовершеннолетним и под различными предлогами препятствовала их общению, сообщает ИА UssurMedia со ссылкой на пресс-службу УФССП России по Приморскому краю

Чтобы разрешить ситуацию, судебный пристав-исполнитель ограничил женщину в праве выезда за пределы Российской Федерации, а также вынес постановлении о принудительном приводе женщины в отдел. Работник Службы разъяснил жительнице Приморья о последствиях неисполнения решения суда, в том числе об административной ответственности за неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера.

Судебные приставы убедили мать не препятствовать общению ребенка с родным отцом. В результате их долгожданная встреча состоялась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *