Послеродовые инфекционные осложнения

Послеродовые гнойно­септические заболевания (ГСЗ) являются одной из актуальных проблем современного акушерства вследствие их высокой распространенности, отсутствия тенденции к снижению их частоты. Они стойко занимают в течение последних 10 лет 4­е место в структуре причин материнской смертности в мире . По данным Департамента здравоохранения города Москвы (ДЗМ), в Москве от инфекционных осложнений погибла 1 пациентка в 2013 г.; 3 — в 2014 г.; ни одной — в 2015 г. и 1 пациентка — в 2016 г. .
В последние десятилетия во всем мире отмечается стойкая тенденция к росту распространенности абдоминального родоразрешения, обусловленная перинатальной направленностью акушерства . В Москве также наблюдается ежегодный рост удельного веса кесарева сечения: так, в 2000 г. его доля составляла 16% от общего числа родов, в 2010 г. — 22%, а к 2013 г. выросла до 24,2%; в 2014 г. — 24,9%, но в 2015 г. отмечается незначительное снижение — 24,5%, которое сохранилось и в 2016 г. — 24,6% за счет увеличения числа родов, хотя абсолютные цифры свидетельствуют о росте общего числа операций кесарева сечения на 900 женщин, что связано с общемировой тенденцией .
По данным ДЗМ, основным показанием к оперативному родоразрешению является рубец на матке после предыдущего кесарева сечения (32%), у 11% женщин — аномалии родовой деятельности, у 9% — отягощенный акушерский анамнез, у 5% — преэклампсия, у 3% — клинически узкий таз, у 5% — экстрагенитальные заболевания, у 2% — предлежание плаценты, у 9% — тазовое предлежание, у 24% — показания со стороны плода . Рекомендованный ВОЗ в 1985 г. как желательный диапазон частоты кесарева сечения 10–15% в России просуществовал всего 10 лет.
Сейчас перечень показаний к кесареву сечению из константы превратился в переменную, что особенно заметно по так называемым относительным показаниям. Возникает «эффект домино», когда наличие одного рубца на матке побуждает к оперативному родоразрешению в последующем, потому что основным показанием к операции кесарева сечения как в Москве, так и в мире является рубец на матке . Современные реалии таковы, что у 25% женщин кесарево сечение производится необоснованно, что в последующем приведет к еще большему увеличению распростарненности абдоминального родоразрешения .
В свою очередь, высокая частота выполнения абдоминального родоразрешения обусловила увеличение количества и тяжести послеоперационных инфекционных осложнений .
Как любое хирургическое вмешательство, кесарево сечение сопряжено с различного рода осложнениями, среди которых превалируют воспалительные процессы. Несмотря на совершенствование техники операции, использование современных шовных материалов и антибактериальных препаратов, кесарево сечение остается сложной операцией и создает дополнительный риск возникновения послеродовых послеоперационных осложнений .
Поэтому риск развития гнойно­воспалительных заболеваний после кесарева сечения в 20 раз выше, чем при естественных родах . Известно, что увеличение доли абдоминального родоразрешения на 1% повышает частоту развития послеродовых гнойно­септических осложнений в 2 раза. Материнская смертность после кесарева сечения, особенно повторного, в 4 раза выше, чем после родов per vias naturales . Причин формирования несостоятельного рубца на матке после кесарева сечения достаточно много: интраоперационные кровотечения, ранение соседних органов, неправильно выбранный метод операции, послеоперационные осложнения (гематолохиометра, эндометрит) .
Послеродовой эндометрит является основной причиной неполноценного рубца на матке и генерализации инфекции. Формирование всех последующих гнойных осложнений в послеродовом периоде — следствие прогрессирующего эндометрита. Частота эндометрита после самопроизвольных родов в среднем составляет 2–5%, после кесарева сечения — 10–30% . Инфекционный процесс в матке после оперативного родоразрешения отличается тяжелым и длительным течением, сопровождается воспалительными изменениями шва на матке и его несостоятельностью, развитием перитонита и генерализацией инфекции .
Распространенность тяжелых осложнений эндометрита, к числу которых относят перитонит, тазовые абсцессы, сепсис, — менее 2%, но именно на их долю приходится значительное количество наблюдений материнской смерти .
Одним из наиболее грозных гнойно­септических осложнений, сопровождающихся высокой смертностью (15–40%), является акушерский перитонит. По данным ДЗМ, в 2012 г. зарегистрированы 5 наблюдений акушерского перитонита, в 2013 г. — 6, в 2014 г. — 4, в 2015 и 2016 гг. — по 11 . Причиной акушерского перитонита у 98% пациенток становится осложнение кесарева сечения, у 1–2% — обострение воспалительного процесса придатков матки. Инфицирование брюшины, приводящее к развитию акушерского перитонита после кесарева сечения, происходит тремя путями: у 30% женщин инфицированное содержимое полости матки попадает в брюшную полость во время операции, у 15% кишечная микрофлора проникает в брюшную полость на фоне послеоперационного пареза кишечника, у 55% инфицирование брюшной полости возникает при несостоятельности шва на матке на фоне эндометрита. Несостоятельность шва на матке, в свою очередь, у 70% женщин связана с неправильным наложением шва, неполноценным гемостазом во время операции с образованием гематомы послеоперационного шва, к которой присоединяется инфекция, и лишь у 30% пациенток — с репаративными возможностями организма .
Течение сепсиса и септического шока в акушерстве сопровождается меньшей летальностью, чем у других категорий пациентов (в акушерстве — до 28%, у небеременных женщин — 20–50%). Этому способствуют такие факторы, как более молодой возраст, менее отягощенный преморбидный фон, расположение первичного очага инфекции в полости таза — доступной зоне для диагностических и хирургических вмешательств, чувствительность микрофлоры к антибактериальным препаратам широкого спектра действия.
При рассмотрении вопроса о тяжелом сепсисе и септическом шоке в акушерстве особое внимание следует уделять современным критериям постановки диагноза. Необходимо помнить, что при развитии этих тяжелейших осложнений речь идет не просто о клинике, например, послеродового эндометрита — локальном гнойном очаге, а о системном поражении, и очень часто традиционные симптомы (увеличение размеров матки, гнойные выделения) могут просто отсутствовать. Положительные бактериологические пробы выявляются всего в 58% клинических наблюдений, и на них в первые часы оказания помощи нельзя рассчитывать. Проводимая терапия основного заболевания также может сглаживать остроту проявления некоторых симптомов. Именно на этапе своевременной постановки диагноза и санации очага инфекции происходит большинство ошибок, имеющих фатальные последствия. Системные проявления вплоть до развития полиорганной недостаточности и шока могут значительно опережать локальные симптомы гнойного очага, и без учета современных критериев постановки диагноза невозможно адекватное оказание помощи данной категории пациенток .
Отличительной особенностью современного оперативного акушерства является снижение частоты перитонита и сепсиса, зарегистрированных в послеродовом периоде. Несмотря на все профилактические мероприятия, нет тенденции к снижению частоты эндометрита, который в современных условиях имеет торпидное течение с невыраженной клинической симптоматикой, что побуждает к углубленному изучению методов диагностики и адекватного лечения, чтобы избежать перехода в тяжелые формы ГСЗ.
Цель исследования: усовершенствовать алгоритм ведения пациенток с различными формами ГСЗ.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
Исследование проведено на базе гинекологического отделения ГБУЗ «Городская клиническая больница им. Ф. И. Иноземцева ДЗМ» (главный врач — д. м. н., профессор А. Е. Митичкин). В когортное проспективное сравнительное исследование были включены 276 женщин, поступивших в гинекологический стационар с ГСЗ с 01.01.2014 по 31.12.2016 г.
По клиническому течению, тактике ведения, исходу пациенток разделили на две группы, соответствующие клиническим формам ГСЗ: неосложненные (n = 265) и осложненные (n = 11). Первая группа состояла из трех подгрупп: женщины с эндометритом после самопроизвольных родов (n = 198), после оперативных родов (n = 61) и после оперативных родов с частичной несостоятельностью швов на матке (n = 6). Во вторую группу входили две подгруппы: 10 пациенток с перитонитом и одна с перитонитом и сепсисом.
У всех участниц проведены стандартные клинические, лабораторные и морфологические исследования.
Клинико­анамнестический метод — изучение акушерского анамнеза, особенности течения вагинальных и абдоминальных родов. У всех женщин оценивали соматический статус с использованием визуальных и физикальных методов.
Клиническое лабораторное обследование включало клинический и биохимический анализы крови, общий анализ мочи, коагулограмму, определение группы крови и резус­фактора, бактериоскопическое и бактериологическое исследование отделяемого из цервикального канала, измерение уровня прокальцитонина (ПКТ), бактериологическое исследование выпота брюшной полости у прооперированных родильниц.
Инструментальное обследование: трансваганальное и транс­абдоминальное УЗИ малого таза, УЗИ брюшной полости, рентгенография органов брюшной полости, КТ и МРТ у родильниц с осложненными формами ГСЗ.
Материал для морфологического исследования (содержимое полости матки, рубцово­измененные фрагменты матки) забирался во время инвазивных диагностики и лечения и хирургических операций.
Данные подвергали статистической обработке с использованием пакета программ Statistica 12,0; SPSS. Применяли метод описательной статистики с определением среднего арифметического, дисперсии, стандартного отклонения, 95%­ного ДИ. Достоверность различий оценивали с помощью непараметрического U­критерия Манна — Уитни. Различия считали статистически значимыми при p < 0,05.
РЕЗУЛЬТАТЫ
В ходе исследования были получены данные об анамнезе, особенности течения беременности, родов, послеродового периода. Выявлены время манифестации заболевания в каждой группе, специфические и неспецифические клинические лабораторные показатели.
Диапазон возраста обследуемых родильниц — от 22 до 35 лет при среднем значении 26 ± 3,1 года. При анализе медико­социальной характеристики групп не найдены статистически значимые различия в возрасте менархе, показателях, характеризующих менструальную функцию, в ИМТ, частоте гинекологических и соматических заболеваний, количестве беременностей и их исходах (табл. 1).
Таблица 1
Медико-социальная характеристика пациенток

При анализе течения беременности у обследуемых родильниц выявлено, что в совокупности осложнения наблюдались чаще у пациенток с неосложненными формами ГСЗ (p < 0,05). Нарушения биоценоза влагалища чаще отмечались у пациенток с осложненными формами ГСЗ (90 ± 4,0%), чем у женщин с неосложненными формами (64 ± 7,0%) (p < 0,05), причем каждой родильнице из второй группы назначалась антибактериальная терапия во время беременности (табл. 2).
Таблица 2
Осложнения беременности у обследуемых пациенток, n (%)

* Отличия от второй группы статистически значимы (p < 0,05).

Анализ течения родов показал, что у каждой третьей пациентки с неосложненными формами ГСЗ безводный промежуток превышал 15 часов, у 89,5% кесарево сечение производилось по экстренным показаниям. У 11 (100%) родильниц с осложненными формами ГСЗ безводный промежуток длился 17 часов, кесарево сечение производилось при открытии маточного зева 8–10 см, и в послеоперационном периоде 95% женщин назначались цефалоспорины I поколения (табл. 3).
Таблица 3
Особенности течения родов у обследуемых пациенток

* Отличия от второй группы статистически значимы (p < 0,05).

Родильницы, независимо от формы послеродовых ГСЗ, поступали в гинекологический стационар с жалобами на тянущие боли внизу живота, повышение температуры тела до 38–39°, озноб, слабость, что свидетельствует о том, что специфических различий между неосложненными и осложненными формами не было.
Для клинической картины пациенток первой группы (с послеродовым эндометритом) были характерны начало на 4–12­е сутки после родов (в среднем — на 6,0 ± 1,2 суток, в зависимости от формы заболевания), повышение температуры тела до 38–39°, слабость, тянущие боли внизу живота. При вагинальном исследовании определялись замедленная инволюция матки, ее болезненность при пальпации, мутные выделения из половых путей с неприятным запахом.
Для родильниц с осложненными формами ГСЗ (с акушерским перитонитом) характерны неспецифические симптомы: гипертермия, тахикардия, боли внизу живота. Диспепсические симптомы (тошнота, рвота, понос) возникали в более поздние временны́е интервалы послеоперационного периода и в основном имели место при запоздалой диагностике и несвоевременно начатом лечении эндометрита. Диагностически значимые для своевременной постановки диагноза акушерского перитонита симптомы появлялись в более поздний период, чем в первой группе, и были выявлены примерно у половины женщин: напряжение мышц живота — у 50 ± 6,0%; перитониальные симптомы — у 50 ± 6,0%; парез кишечника — у 40 ± 8,0%. Первые симптомы акушерского перитонита у всех родильниц второй группы регистрировали в среднем на 5,5 ± 1,2 суток после кесарева сечения. Диагноз же акушерского перитонита был установлен лишь на 8,8 ± 2,1 суток, т. е. примерно на третьи сутки от манифестации заболевания.
При анализе лабораторных показателей регистрировались изменения в клиническом анализе крови — лейкоцитоз, сдвиг формулы влево, увеличение СОЭ. Следует отметить, что при послеродовом эндометрите может и не наблюдаться реакция воспаления со стороны периферической крови. Изменения в биохимическом анализе крови характеризовались гипопротеинемией, более выраженной при осложненных формах ГСЗ. В коагулограмме наблюдалась гиперкоагуляция, также более выраженная у родильниц с осложненными формами ГСЗ.
При бактериоскопическом исследовании отделяемого из половых путей отмечались признаки вагинита. При бактериологическом исследовании отделяемого из цервикального канала у 9 (81,8%) пациенток с осложненными ГСЗ обнаружен Acinetobacter baumannii.
У 6 (60,0%) родильниц с перитонитом уровень ПКТ составил 0,5–2,0 нг/мл, что характеризует наличие локального бактериального очага (перитонита) и синдрома системной воспалительной реакции, у одной женщины содержание ПКТ было более 2 нг/мл, что свидетельствовало о перитоните и сепсисе (табл. 4).
Таблица 4
Лабораторные показатели у обследуемых пациенток, n (%)

* Отличия от второй группы статистически значимы (p < 0,05).

Информативным и объективным методом оценки наличия послеродового эндометрита и состояния шва на матке в настоящее время считается УЗИ. УЗИ позволяет выявить субинволюцию матки, которая характеризуется увеличением длины, ширины, переднезаднего размера и объема матки по сравнению с показателями, свойственными физиологическому течению пуэрперия. Эхографические признаки послеродового эндометрита — наличие в полости матки плацентарной, децидуальной ткани, оболочек, сгустков крови (больше 5 мм в диаметре), расширение и/или появление неровностей контуров полости матки, в которой могут определяться жидкость, пузырьки газа, создающие эффект «акустической тени». В ряде наблюдений на фоне нерасширенной полости матки обнаруживают мелкие гиперэхогенные включения, и, что особенно важно, обращает на себя внимание повышенная эхогенность стенок полости матки, обусловленная воспалительным процессом.
Частичная несостоятельность характеризуется деструкцией не на всем протяжении шва и не на всю его глубину, и полость матки не сообщается с брюшной полостью (рис. 1). В данной ситуации необходим комплексный подход с оценкой клинической картины и данных клинико­лабораторного обследования. При УЗИ органов малого таза у всех женщин с осложненными формами ГСЗ обнаруживались эхо­признаки полной несостоятельности рубца на матке, свободной жидкости в брюшной полости. При этом визуализировалось сообщение полости матки с брюшной полостью, что принципиально отличало данную эхографическую картину от частичной несостоятельности шва на матке (рис. 2).

Рис. 1. Ультразвуковая картина частичной несостоятельности шва на матке (указана стрелкой). Здесь и далее в статье фото авторов
Рис. 2. Ультразвуковая картина полной несостоятельности шва на матке. Стрелка 1 — полная несостоятельность шва на матке, стрелка 2 — свободная жидкость в брюшной полости

Всем родильницам производилась рентгенография органов брюшной полости. МРТ и КТ делали женщинам с осложненными формами ГСЗ и с частичной несостоятельностью швов на матке. При рентгенографии у 45,0 ± 7,0% женщин обнаружены уровни в петлях тонкой и толстой кишки. У всех обследуемых, которым проводили КТ и МРТ, выявлены признаки частичной или полной несостоятельности передней стенки матки.
Пациенткам с неосложненными формами ГСЗ назначалась антибактериальная терапия, согласованная с клиническим фармакологом, включавшая ингибиторозащищенные аминопенициллины, цефалоспорины III–IV поколения и имидазол. При тяжелых формах эндометрита и при частичной несостоятельности швов на матке применяли карбопенемы и гликопептиды. Следует учитывать, что ни один из цефалоспоринов не обладает достаточной эффективностью против энтерококков, поэтому при подозрении на энтерококковую инфекцию целесообразно использовать препараты пенициллинового ряда. В нашем исследовании энтерококковая инфекция была диагностирована у 79 (29,8%) пациенток.
Выбор той или иной комбинации препаратов определяется тяжестью течения эндометрита и спектром возбудителей. Проводилась инфузионная, дезинтоксикационная терапия. С целью профилактики венозных тромбоэмболических осложнений назначался бемипарин натрия в дозе 2500 МЕ 1 раз в сутки.
Всем родильницам с неосложненными ГСЗ после самопроизвольных и оперативных родов производилась гистероскопия с целью удаления патологического субстрата из полости матки и адекватной санации очага инфекции. Гистероскопия позволяет выявить эндометрит, обусловленный остатками плацентарной ткани, эндометрит с некрозом децидуальной ткани, эндометрит с частичной несостоятельностью швов на матке, санировать полость и назначить дифференцированное лечение . Шести (100%) родильницам с частичной несостоятельностью швов на матке проводилась гистероскопия в сочетании с лапароскопией, причем чем раньше предпринято это вмешательство с диагностической или лечебной целью, тем лучше исход заболевания, тем меньше вероятность развития акушерского перитонита (рис. 3, 4).

Рис. 3. Гистероскопическая картина частичной несостоятельности шва на матке (указана стрелкой)
Рис. 4. Лапароскопическая картина частичной несостоятельности шва на матке (указана стрелкой)

Всех родильниц с подозрением на акушерский перитонит госпитализировали в реанимационное отделение для проведения клинико­лабораторного обследования. Незамедлительно начиналась интенсивная антибиотикотерапия, инфузионная, дезинтоксикационная терапия. При выявлении перитонита с синдромом системной воспалительной реакции или без него по данным прокальцитонинового теста предположительный объем операции включал метропластику, а при ее невозможности — экстирпацию матки, однако окончательное решение принималось в каждом случае индивидуально интраоперационно. При диагностировании перитонита и сепсиса показана экстирпация матки как источника инфекции, однако, учитывая возможности стационара, вопрос может решается индивидуально в каждом конкретном случае.
Антибактериальные препараты до получения результатов бактериологического исследования назначали по согласованию с клиническим фармакологом и с учетом применения антибиотикотерапии в послеродовом периоде. Девяти (81,8%) родильницам назначены карбапенемы в сочетании с гликопептидами и имидазолом, 2 (18,2%) — карбапенемы в комбинации с гликопептидами и оксазолидином.
После получения результатов клинико­лабораторного исследования при наличии данных за перитонит совместно с хирургами 11 родильницам произведена нижнесрединная лапаротомия. По характеру экссудата у 8 (72,7%) из них был выявлен фибринозно­гнойный перитонит, у 3 (27,3%) — серозный. У 4 (36,4%) женщин имелись гнойно­воспалительная инфильтрация тканей по ходу швов с гнойным расплавлением шва, несостоятельность швов, у 6 (54,5%) — воспалительная инфильтрация тканей по ходу швов с полной несостоятельностью швов, у 1 (9,1%) — расплавление шва на всем протяжении с полной несостоятельностью.
Всем пациенткам с несостоятельностью швов на матке и акушерским перитонитом вне зависимости от формы и распространенности перитонита были выполнены органосохраняющие операции. Программированные релапаротомии проведены 2 (18,2%) родильницам, они помогли адекватно санировать брюшную полость и, самое главное, сохранить матку, а значит, репродуктивную функцию. У одной пациентки диагностировали перитонит и сепсис, при этом при релапаротомии должны были произвести экстирпацию матки как источника инфекции, но с учетом положительной динамики удалось сохранить орган. В послеоперационном периоде продолжалась дезинтоксикационная, инфузионная терапия.
Родильницы с эндометритом после самопроизвольных и оперативных родов выписаны в удовлетворительном состоянии на 4,4 ± 2,2 суток, с эндометритом после оперативных родов и частичной несостоятельностью швов на матке — на 5,5 ± 1,1 суток, с осложненными формами ГСЗ — на 9,1 ± 2,3 суток.
ОБСУЖДЕНИЕ
В настоящее время диагностика послеродовых ГСЗ основывается на данных анамнеза, клинической картине, результатах клинико­лабораторного исследования.
Для акушерского перитонита характерна стертая клиническая картина, основными и наиболее ранними проявлениями которой становятся неспецифические симптомы, что значительно затрудняет своевременную диагностику, увеличивая временной интервал между началом заболевания и постановкой правильного диагноза.
Определено, что причиной возникновения послеродового инфекционного заболевания чаще всего служит эндогенная инфекция. Показаны многолетние колебания микробиологических показателей цервикального канала женщин с преобладанием грамположительной или грамотрицательной флоры, сохранение ведущей роли в генезе послеродовых заболеваний Enterococcus ecium и Enterococcus faecalis и возрастание значения Streptococcus agalactiae, Streptococcus haemolyticus, Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa . Acinetobacter baumannii является завсегдатаем стационара, устойчивым к пенициллинам и цефалоспоринам I поколения, с ним ассоциируется чрезвычайный высокий уровень летальности (30–60%). На фоне сниженного иммунитета такая инфекция может привести к летальному исходу от инфекционно­токсического шока и полиорганной недостаточности.
В настоящее время мир вступил в постантибиотиковую эру. Микробная резистентность к лекарствам — рост невосприимчивости бактерий к новой «панацее» — следовала по пятам каждого создаваемого чудо­препарата, что привело к возникновению супербактерий ESCAPE (супербактерии, трудно поддающиеся лечению), устойчивых к антибиотикам . Особое внимание уделяется прокальцитонинову тесту. Повышение уровня ПКТ — это специфический маркер при тяжелых бактериальных инфекциях и сепсисе, когда развивается системное воспаление бактериальной этиологии .
УЗИ является информативным методом в диагностике вида и тяжести послеродового осложнения. Значимые признаки эндометрита после кесарева сечения — значительная инфильтрация миометрия, наличие внутриматочного субстрата, а также инфильтрата шва на матке, причем геморрагическое или гнойное содержимое инфильтрата — определяющий фактор в формировании полной несостоятельности шва .
Инфекционные осложнения возникают как после родов через естественные родовые пути, так и после абдоминальных родов. Инфекционный процесс в матке после кесарева сечения отличается более тяжелым и длительным течением, нередко сопровождается развитием воспалительных изменений миометрия в области шва на матке и является ведущей причиной генерализованных форм послеродовой инфекции. Развитие перитонита чаще всего связано с несостоятельностью швов на матке и присоединением инфекции, реже — с технической погрешностью наложения швов. В ходе исследований установлено, что, несмотря на совершенствование хирургических технологий родоразрешения, кесарево сечение становится фактором риска ГСЗ чаще, чем вагинальные роды . ГСЗ органов малого таза сопутствовали осложнения, обусловленные нарушениями системы гемостаза, соматическими и генитальными заболеваниями неинфекционной природы.
На основании проведенного нами исследования был разработан алгоритм ведения пациенток с различными формами ГСЗ (рис. 5). Пациенток с неосложнеными формами ГСЗ госпитализировали для обследования в отделение гинекологии, с осложненными — в отделение реанимации. В засимости от формы ГСЗ назначались дезинтоксикационная, инфузионная, антикоагулянтная и эмпирическая антибактериальная терапия. Родильницам с эндометритом после самопроизвольных и оперативных родов проводили гистероскопию; с эндометритом и частичной несостоятельностью — гистероскопию в сочетании с лапароскопией, при необходимости — санационную релапароскопию. Родильницам с осложненными формами ГСЗ осуществляли лапаротомию. В зависимости от уровня ПКТ и возможности метропластики производили органосохраняющее вмешательство. С целью адекватной санации очага инфекции также проводили программированные релапаротомии. При содержании ПКТ более 2 нг/мл показана гистерэктомия, в нашем случае удалось сохранить матку.
Рис. 5. Алгоритм ведения родильниц с гнойно-септическими заболеваниями

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Разработанный алгоритм ведения пациенток с различными формами послеродовых гнойно­септических заболеваний позволил у всех 276 (100%) участниц сохранить репродуктивную функцию и избежать ранних послеоперационных осложнений.

Эндометрий включает в себя базальный и функциональный слой. Функциональный слой имеет довольно хрупкую структуру, при повреждении которой и может появиться данное заболевание. Повреждение слоя само по себе не является причиной для осложнений, возбудителем заболевания становится инфекция, проникшая через него.

По типу возникновения выделяют специфический (инфицирование внутренней полости) и неспецифический эндометрит (механическое повреждение слизистой оболочки). По стадии развития: острый, подострый (переходная) и хронический.

Наиболее часто воспаление возникает как следствие после родов (послеродовой эндометрит), абортов. др. внутриматочных вмешательств. Эндометрит после аборта появляется из-за нарушения защитного барьера на входе в матку и механической травмы, оставшейся на месте прикреплённой ранее оплодотворённой яйцеклетки.

Острый эндометрит при своевременном обращении излечивается в период до 10 дней, тогда как затягивание болезни может стать причиной перехода воспаления в хроническую форму. Эндометрит в хронической форме может протекать бессимптомно и диагностируется врачом после комплексного обследования. Последствия эндометрита: появление спаек в матке, женское бесплодие.

Профилактика гинекологических заболеваний, а также своевременное посещение врача-гинеколога мед. центра «ОН Клиник» позволит предотвратить появление эндометрита. Также гинеколог поможет вам справиться с эндометритом после родов или аборта.

Список литературы диссертационного исследования доктор медицинских наук Селихова, Марина Сергеевна, 2008 год

10. Аль-Халаф Салах Един Послеродовый эндометрит: оптимизация лечения. Дисс. Канд.мед.наук., М.,2001, 98с.

17. Айламазян Э.К., Болтских В.М., Данько С.Г. Применение компьютерной ЭЭГ для определения состояний головного мозга при решении некоторых задач современного акушерства. // Материалы 3 межобластной научно-практической конференции, Саратов, 1997г., с.23-25.

18. Ахматова З.М. Прогнозирование развития инфекционных осложнений после кесарева сечения.// Материалы 2 межобластной научно-практической конференции, Саратов, 1996г., с.27-28.

20. Баев О.Р., Стрижаков А.Н. Резистентная флора генитального тракта и этиология инфекционных осложнений беременности и послеродового периода.// Акушерство и гинекология, 1997, №7, с.3-7.

24. Бакулева Л.П., Сафронов О.В., Нестерова А.А. Сотникова Е.Н., Дракина

25. Л.В., Зорин И.Н. Частота послеродовых гнойно-септических1заболеваний и уровень сывороточных регуляторных белков в группах родильниц с различным уровнем лактации.// Материалы 5 съезда акушеров-гинекологов, Брест, 1991г., с.42-43.

28. Бартельс А.В. Послеродовые инфекционные заболевания. М., «Медицина», 1973г., 128с.

31. Беденкова Г.А. Комплексная диагностика и обоснование детоксикации при остром эндометрите. Дисс.канд.мед.наук, Смоленск, 2001, 121с.

33. Белоцерковцева Л. Д. Клиническое значение трансвагинальной эхографии и гистероскопии в лечении послеродового эндометрита. Дисс. .канд.мед.наук. Москва, 1996г., 135с.

37. Бородашкин В.В. Оценка диагностической значимости ультразвукового исследования и гистероскопии в послеродовом периоде.// Материалы 7 Российского форума «Мать и дитя», М., 2005, с.34.

40. Бурлев В.А., Коноводова Е.Н., Гуртовой Б.Л. Биохимические показатели эндоинтоксикации у родильниц с эндометритом после кесаревасечения.// Вестник ассоциации акушеров-гинекологов — 1996 №4- с.82-85

41. Бутова Е.А. Морфо-функциональное обоснование эффективности новых медицинских технологий в лечении родильниц с акушерскими травмами. Дисс. .докт.мед.наук, Новосибирск, 2000, 555с.

42. Бутова Е.А. Исследование эндогенной интоксикации в послеродовом периоде при использовании медицинского озона в лечении родильниц. // Материалы 4 Российского научного форума «Охрана здоровья матери и ребенка», М.,2002,с.58-59.

46. Вдовин С.В., Цыбизова Т.И. Лимфотропная антибиотикотерапия в лечении послеродовых послеоперационных эндометритов. //Материалы

47. Поволжской научно-практической конференции, Саратов, 1996г., с32-34.

50. Вержак А.А. Одномоментное вакуум-аспирационное опорожнение полости матки с ее промыванием в комплексной терапии послеродовых гнойно-воспалительных заболеваний. Дисс.канд.мед.наук, Краснодар, 2002,218с.

51. Вейн A.M. Вегетативные расстройства. Клиника, диагностика, лечение. М., 1998, с.56-62, с. 104-107.

56. Вусик И.Ф. Транскраниальная электростимуляция в комплексном лечении невынашивания беременности. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Волгоград, 2004, с. 27-28.

58. Гайдуков С.Н. Нарушения лактации у женщин и пути ее коррекции: автореферат дисс. . .докт.мед.наук СПб , 1997, 32с.

60. Галалу С.И. Применение ультрафиолетового облучения крови в комплексном лечении гнойно-септических осложнений после операции кесарева сечения. // Материалы 5 съезда акушеров-гинекологов, Брест, 1991г., с.75.

63. Глуховец Н.Г., Мезин Е.В., Глуховец Б.И. Значение восходящего бактериального инфицирования последа в патогенезе послеродовых эндометритов. // Материалы 4 Российского научного форума «Охрана здоровья матери и ребенка», М., 2002, с.89-90.

64. Гогошвили Т.В. Клинико-иммунологический статус родильниц с длительным безводным промежутком и профилактика послеродовых гнойно-септических осложнений Т-активином.: автореферат дисс. . канд.мед.наук, М., 1992, 21с.

71. Горин B.C. Белки беременности и макроглобулины в оценке течения неосложненного послеродового периода и при развитии локализованных форм послеродовых гнойно-воспалительных заболеваний : дисс. . докт.мед.наук, Новокузнецк. 1996г. — 315с.

73. Гребенкин Б.Е., Черемискин В.П. Группа риска послеродовых гнойно-септических заболеваний в условиях стационара высокой степени риска.

74. Материалы Всероссийского форума «Мать и дитя», М., 2-6 октября 2007, с.55-56.

76. Гурьева В.А., Коростылева Т.М., Гончаров П.м. Оценка эффективности эфферентных методов по параметрам иммунной системы в комплексном лечении больных с послеродовым эндометритом.// Материалы 4 Российского форума «Мать и дитя», М., 2002,с.248-251.

77. Гуртовой Б.Л., Серов В.Н., Макацария Л.Д. Гнойно-септические заболевания в акушерстве. М., «Медицина», 1981г., 256с.

79. Гуртовой Б. Л., Емельянова А.И., Ермоленко Н.И. Роль неспорообразующих анаэробов в развитии послеродового эндометрита и рациональный выбор антибактериальных препаратов. // Вопросы охраны материнства и детства 1989г. — т.34 -№7 — с 54-57.

81. Гуртовой Б.Л. Принципы антибактериальной профилактики и терапии инфекционных осложнений кесарева сечения. // Материалы 1 съезда Российской ассоциации акушеров-гинекологов, М., 1995г., с 32-34.

82. Гуртовой Б.Л., Кулаков В.И., Воропаева С.Д. Применение антибиотиков в акушерстве и гинекологии. М., «Русфармамед», 1996г., 141с.

86. Дабузов А.Ш. Лимфотропный метод в комплексном лечении послеродовых инфекционных осложнений. // Материалы 4 Российского форума «Мать и дитя», М., 2002, с.263-264.

87. Дергач О.И. особенности течения послеродового периода в условиях применения пробиотических препаратов. Дисс.канд.мед.наук, С-Петербург, 2001, 155с.

90. Джугели С.К. Иммунные нарушения при гнойно-септических заболеваниях послеродового периода и их коррекция платифероном : Дисс. . канд.мед.наук. 1992 — 121с.

93. Дуда В.И. Эндокринные аспекты прогнозирования и диагностики послеродового эндометрита. // Материале 5 съезда акушеров-гинекологв, Брест, 1991г., с 99.

98. Елизарова Е.П. Дибикор. Пособие для врачей, М., 2004г., 30 с.

99. Жаркин Н.А., Пупышев А.Г., Попов А.С. Применение транскраниальной электростимуляции для- обезболивания родов. //

100. Сборник статей института физиологии РАН, С.-Петербург, 2003, с.439-453.

112. Калинина И.Ю. Лечение послеродовых гнойных ран промежности применением низкоэнергетического лазера: дисс.канд.мед.наук, Ростов-наДону, 2003, 200с.

120. Керимова Л.р. Худиева И.Ф. Ранняя диагностика и иммуннокоррекция гнойно-воспалительных заболеваний послеродового периода. // Материалы 4 Российского научного форума «Охрана здоровья матери и ребенка», М., 2002, с. 176.

122. Киселев А.С. Психическое здоровье населения. // Владивосток, 1993 -с.56-60.

123. Кирющенков А.П. Итоги и перспективы развития акушерства и перинатологии. //Акушерство и гинекология 1987г. — №6 — с.3-7.

125. Ковалев М.И. Комплексные профилактика и лечение метроэндометрита после кесарева сечения с использованием лазерной терапии и растворов доноров активного кислорода: дисс.докт.мед.наук, М.,2002, 329с.

127. Козаренко Т.О. Современные подходы к эпидемиологическому наблюдению за гнойно-септическими инфекциями у родильниц. Дисс.канд. мед. наук, С-Петребург, 2003, 108с.

128. Ковтун О.Г. Перспективы использования магнитно-резонансной томографии для диагностики инфекционно-воспалительных осложнений у родильниц. // Материалы 6 Российского форума «Мать и дитя», М., 2004г., с.91

130. Коростылева Т.М. Комплексное применение методов детоксикации в лечении послеродовых эндометритов: дис. канд.мед.наук, Барнаул, 2002, 155с.

132. Короткова Н.А. Частота стрессовых нарушений после родов. // Акушерство и гинекология — М., 2005г., №4, стр. 12-14.

134. Корняева Е.П. Клиническое значение показателей метаболитов соединительной ткани при послеродовых и послеоперационных эндомиометритах: дисс.канд.мед.наук Ижевск, 2003, 149с.

135. Контемиров В.М. Опыт применения УФО аутокрови в профилактике и лечении послеродовой инфекции. // Материалы 3 научно-практической конференции, Волгоград. 1997г., с.36-37.

143. Кудайбергенов К.К. Состояние гуморального и клеточного иммунитета при послеродовых инфекционных заболеваниях : автореферат дисс. . докт.мед.наук, М., 1984-40с.

144. Кузнецов А.А. Оценка функциональной активности клеточного звена иммунитета во время беременности и в послеродовом периоде. // Материалы 5 съезда акушеров-гинекологов, Брест, 1991г., с. 137-139.

148. Курушина О.В. Коррекция алгических проявлений и психовегетативных нарушений у женщин с предменструальным синдромом. Дис. К.м.н., Волгоград, 2004, 124 с.

149. Ким Н.М. Особенности воспалительного процесса при использовании СУМС-1М у родильниц из группы высокого инфекционного риска после самопроизвольных родов. Дисс. . канд.мед.наук., Новосибирск,, 1999г., 157с.

152. Кулаков В.И., Зак И.Р., Куликова Н.Н. Послеродовые инфекционные заболевания. М., «Медицина», 1984г., 160с.

154. Кулаков В.И., Прошина И.В. Экстренное родоразрешение. М. «Медицина», 1994 — 272с.

156. Кулаков В.И., Чернуха Е.А. // Акушерство и гинекология, 2000 №1 -с.11-14.

157. Кулаков В.И., Чернуха Е.А., Комисарова JI.M. Кесарево сечение.-М., «Триада-Х», 2004 320с.

160. Кулиева И.А. Особенности иммунологического статуса родильниц при осложненном течении пуэрперального периода. // Материалы 4

161. Российского научного форума «Охрана здоровья матери и ребенка», М.,2002,с.211.

165. Куперт М.А. Профезим в комплексном лечении эндомиометритов после родов : Дисс. . канд.мед.наук, Иркутск, 1999г., 146с.

167. Кутеко А.И. Сходство и различия субинволюции матки и послеродового эндометрита: оптимизация обследования и лечения, дисс.канд.мед.наук, М. 2003, 138с.

174. Лебедев В.П. Активация защитных механизмов мозга как основа ТЭС-терапии: клинико-экспериментальное обоснование. // Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции, Волгоград, 2004, с. 107-108.

178. Лысенко В.А., Грохольский В.А. Применение ингибиторов протеолиза с целью снижения частоты гнойно-воспалительных заболеваний у родильниц, перенесших поздний гестоз. // Материалы 5 съезда акушеров-гинекологв, Брест, 1991г., с. 145.

179. Макацария А.Д. Гнойно-септические заболевания в акушерстве. М., «Медицина», 1994г., 146с.

182. Макаренко О.И. Профилактика и лечение септических осложнений после кесарева сечения путем воздействия на нервную систему малого таза. // Материалы 5 съезда акушеров-гинекологов, Брест. 1991г., с.147-148.

183. Мальцева Л.И., Коган Я.Э. Особенности инфицирования в раннем послеродовом периоде у женщин из группы риска по пуэрперальным инфекционным осложнениям. // Материалы Всероссийского форума «Мать и дитя», М., 2-6 октября 2007, с. 153.

186. Меджитова Д.Р. Клинические особенности течения послеоперационного метроэндометрита на фоне озонотерапии.// Сборник начно-практических материалов съезда акушеров-гинекологов Южного феднрального округа, Ростов-на Дону, 2005, с.86.

190. Мирошников А.Е. ТЭС в комплексном лечении беременных с гестозом. Дисс. .к.м.н., Волгоград, 2005, 148с.

196. Мигулина Н.Н. Реабилитация больных после перенесенного послеродового эндометрита. // Тезисы докладов Поволжской научно-практической конференции, Саратов, 1998г., с.64-65.

197. Наумов Ю.Г. Региональное лимфотропное введение ингибиторов протеаз в профилактике гнойно-септических осложнений после кесарева сечения. // Акушерство и гинекология, 1993 №6 — С.22-24.

201. Никонов А.П. Обоснование активной хирургической тактики ведения больных с послеродовым эндометритом. // Акушерство и гинекология, -1991 №1 — с.31-34.

205. Никонов А.П., Анкирская А.С. Новые подходы к терапии послеродового эндометрита. // Акушерство и гинекология 1999 — №5 -с.35-38.

207. Новикова О.Н. Методы экстракорпоральной гемокоррекции в профилактике и лечении послеродовых инфекционных заболеваний у женщин с длительным безводным периодом и хориоамнионитом в родах. Дисс.канд.мед.наук.,Кемерово, 2000, 202с.

212. Патофизиологические и клинические аспекты актуальных проблем акушерства и гинекологии. Под редакцией Чесноковой Н.П., Михайлова А.В., Саратов, «Издательство Саратовского медицинского университета», 2003г., 512с.

220. Поженко Е.В. Роль диагностики и лечения субинволюции матки в профилактике послеродовых эндометритов. Дисс. Канд.мед.наук, Барнаул, 2004, 162с.

225. Покровский С.Э. Применение лазеротерапии с антиоксидантными препаратами в лечение послеродовых гнойно-воспалительных заболеваний. Дисс. . канд.мед.наук, С-Петербург, 1998г., 178с.

230. Рахманова Б.Л. Современные аспекты этиологии, патогенеза и комплексной терапии послеродового эндометрита. Автореферат дисс. . канд.мед.наук, Минск, 1988, 23с.

232. Решетникова Л.Р. Сорбционная терапия в комплексе мероприятий по профилактике и лечению послеродовых инфекционных осложнений. Дисс. Канд.мед.наук, Уфа, 2002, 128с.

235. Рубцовенко А.В. Иммунотропные эффекты ТЭС. Автореферат .канд.мед.гаук., Краснодар, 1996, 21с.

237. Салов И.А., Михайлов А.В. Влияние препарата реамбирин на клинико-лабораторные показатели интоксикации у больных послеродовым эндометритом.// Материалы 4 Российского научного форума «Охрана здоровья матери и ребенка», М., 200, с.223-224.

241. Салгапарова Б.М. Значение магнитотерапии в первичной профилактике гиполактии. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Волгоград, 2004г., с. 149-150.

242. Сальва А.С. Клиника и лечение эндометрита после кесарева сечения. Автореферат дисс. .канд.мед.наук., М. 1995г., 21с.

251. Серебрянникова Л.Л. Немедикаментозная иммуномодулирующая терапия в комплексном лечении больных с эндометритом после родов и абортов. Дисс. . канд.мед.наук., Иваново, 1998г., 132с.

254. Серов В.Н., Жаров Е.В., Макацария А.Д. Акушерский перитонит.- М., «Крон-Пресс», 1997г., 250с.

256. Серов В.Н. Акушерский сепсис диагностика и терапия. // Материалы 2 Российского форума «Мать и дитя», М., 2000г., с130-132.

259. Серов В.Н. Акушерская патология и синдром системного воспалительного ответа.// Сборник научно-практических материалов съезда акушеров-гинекологов Южного федерального округа, Ростов-на-Дону, 2005, с.31-36.

263. Смекуна Ф.А., Сучильникова И.Н. Иммуномодулятор лейкинферон в профилактике послеродовых инфекционных заболеваний // Материалы 5 съезда акушеров-гинекологов, Брест, 1991 -С.203-204.

266. Стрижаков А.Н. Современные методы диагностики и принципы терапии различных форм послеродового эндометрита. // Акушерство и гинекология 1991 — №5 — С.37-42.

268. Симбирцев А.С. Цитокины: классификация и биологические функции. // Цитокины и воспаление, 2004г., №2, с. 16-22.

273. Тимошенко Л.В. Роль иммунной системы в патогенезе и лечении гнойно-воспалительных заболеваний после кесарева сечения. // Акушерство и гинекология 1990 — №11 — С.9-12.

277. Трусов Ю.В. Иммунный статус родильниц и коррекция его нарушений при эндометритах после кесарева сечения. Дисс. . канд.мед.наук -Иркутск 1997- 140с.

279. Туманова В.А. Профилактика эндометрита после кесарева сечения.// Антибиотики и химиотерапия. -1992 №11 — С.43-46.

283. Усанов В.Д. Комплексная диагностика некоторых форм патологии матки после родов как профилактика поздних послеродовых осложнений.// Акушерство и гинекология 1994 — №2 — С.20-23.

284. Усанов В.Д. Комплексная диагностика и современная терапия некоторых форм патологии матки после родов в профилактике генерализованных форм гнойно-воспалительной инфекции. Дисс. . канд.мед.наук., Пенза, 1995г., 162с.

285. Утяшева Р.А. Комплексная профилактика и лечение послеродовых гнойно-воспалительных осложнений у родильниц группы высокого инфекционного риска. Дисс. . канд.мед.наук., Уфа, 1999г., 130с.

286. Хамадбянова У.Р., Решетникова Л.Р. Сорбционная детоксикация в сочетании с эубиотикотерапией в профилактике послеродовых инфекционных осложнений. // Материалы 4 Российского форума «Мать и дитя», М., 2002, с.631.

291. Харкевич С.И. , Семенюк А.К., Адамович Г.А. Использование некоторых показателей иммунного статуса в прогнозе возникновения послеродовых септических заболеваний у родильниц групп риска. // Материалы 5 съезда акушеров-гинекологов, Брест, 1991г., с.222.

292. Хаджиева Э.Д., Аль-Рашид Тарик Абдель Карим Принципы диспансерного наблюдения женщин, перенесших перитонит после кесарева сечения // Тезисы докладов научно-практической конференции, Саратов, 1998г., с. 112-113.

294. ЗП.Холова Ш.И. особенности течения послеродового эндометрита при экстрагенитальной патологии. Дисс.канд.мед.наук, Душанбе, 122с.

296. Цыбизова Т.И. Дисс. . канд.мед.наук, Волгоград,

298. Цыренова Б.Д. Определение ведущих факторов риска возникновения гнойно-воспалительных заболеваний после родов. // Материалы 7 Российского форума «Мать и дитя», М., 2005, с.290.

299. Чернуха Е.А. Оценка влияния на клеточный и гуморальный компаненты иммунной системы некоторых методов профилактики гнойно-септических осложнений после кесарева сечения. // Акушерство и гинекология 1994 — №6 — С.33-37.

301. Чернуха В.Г. Нормальный и патологический послеродовый период. М.

302. ГЭОТАР-МЕДИА», 2006, 272 с.

307. Швец В.Н. Послеродовый период у женщин с инфекцией мочеполовых путей. // Автореферат к.м.н., М., 2004г., 24с.

309. Широченко С.Н. Лимфоидные органы в условиях нормального и осложненного течения послеродового периода и при коррекции. Дисс. Канд.мед.наук, Омск, 2004, 166с.

314. Alnaes М., Sande Н.А., Qvigstad Е. Infections after cesarean section // Tidsskr Nor Laegeforen.- 1993.- Vol. 113.- N10.- P.l212-1214.

318. Barz L. Zur Frage uber der puerperalen Infektion // Zbl. Gynak. -1986. Bd.108, N5. — P.277-290.

320. Baumgardner D,J. Abdominal pain. Chlamydia as culprit. Postgrad Med (1989 Jun) 85(8):281-8

322. Bergstrom S. Libombo A. Puerperal measurement of the symphysis-fundus distance. Gynecol Obstet invest (1992) 34(2):76-8

325. Baeuerle, P.A., T. Henkel. Function and activation of NF-B in the immune system. Annu. Rev. Immunol. 1994; 12; 141.

328. Casey B.M., Cox S.M. Chorioamnionitis and endometritis. Infect Dis Clin North Am (1997 Mar)ll(l):203-22

332. Cox S., Gilstrap III L.C. Postpartum endometritis.// Obstet. Gynecol. Clin. North Am. -1989. Vol. 16,N2. — P. 363-371.

335. Deutehman M. E. Hartman K. J. Postpartum pyometra: a case report // J. Fram. Pract. -1993. Vol. 36. N4.-P. 449- 452.

338. Druelinger L. Postpartum emergencies. // Emer.Med. Clin. North. Am. 1994. -Vol. 12, Nl.-P. 219-237.

340. Duff P., Swith P.N., Keises J.I. Antibiotic prophylaxis in low-risk cesarean section // J. perod Mea.-1983. -Vol. 27. N 1,- P. 133-138.

355. Gibbs R.S. Infection after cesarean section // Obstet. Gynecol. 1985,-Vol. 28, N4,- P. 097-710.

356. Gibbs R.S. Severe infections in pregnancy. // Med. Clin. North. Am. -1989. Vol. 73, N3.-P. 713-721.

358. Gibbs R.S., Rodgers P.J., Castaneda Y.S., Ramzy I. Endometritis following vaginal delivery. Obstet Gynecol (1980 Nov) 56(5):555-8.

364. Hamaden G., Dedmon C., Mozley P.D. Postpartum fever. // Am. Fam. Physician. 1995. -Vol. 52, N2.-P. 53 1-538.

366. Hedstrom S., Martens M.G. Antibiotics In pregnancy // Clin. Obstetr. Gyneeol. 1993. -Vol. 34, N4. — P. 886-892.

374. Horan M.A., Puxty J.A., Fox RAGynecologic sepsis as a cause of covert infection in old age. J Am Geriatr Soc (1983 Apr) 31(4) :213-5

375. Huxtable RJ. Physiological actions of taurine. Physiol Rev 1992; 72; 101-163

378. Judlin P. Chiamydia trachomatis endometritis // Contracept. Fertil. Sex. 1998. — Vol. 26. №7-8. -P. 593-597.

379. Jr Baldwin, A.S., The NF-B and IB proteins: new discoveries and insights. Annu. Rev. Immunol. 1996; 14:649.

Большинство женщин, став мамами, сталкиваются с огромным количеством проблем. Хорошо, если в этот момент женщина не одна, у нее крепкое здоровье, и она может полноценно отдыхать, гулять и питаться. К сожалению, такое встречается редко. Чаще всего маме приходится самостоятельно справляться со всеми возникшими трудностями.

В череде этих забот у женщины не остается времени на себя, наваливаются усталость, раздражительность и, как следствие, страдает иммунитет.

Какие болезни могут развиться после рождения ребенка?

Последствия бывают печальными. Специалисты детской клиники «Аистенок» предупреждают — в первые месяцы после рождения малыша у молодых мамам могут развиться хронические заболевания желудка, кишечника, бронхов и мочевой системы.

В том числе:

  • У женщин с гипертонической болезнью возможны гипертонические кризы;
  • На фоне несбалансированного питания при грудном вскармливании появится или начнет прогрессировать анемия (малокровие);
  • В послеродовом периоде многие женщины жалуются на запоры, повышенную температуру, боли в животе, слабость;
  • Женщина может заразиться вирусным простудным заболеванием, особенно в сезон ОРВИ;У 5-9% родильниц развивается аутоиммунное воспаление щитовидной железы;
  • При многоплодной беременности, частых беременностях, у женщины с избыточным весом можно ожидать раннего формирования камней в мочевом пузыре.

Кудрина Светлана Владимировна врач терапевт высшей категории, кандидат медицинских наук, заслуженный работник здравоохранения Удмуртии, награждена грамотами МЗ УР и Госсовета УР «Если беременность и роды протекали тяжело, то женщинам требуется особенно тщательное наблюдение терапевта. Известно, что у рожениц с поздним осложнением протекающей беременности в дальнейшем в 48% случаев диагностируют гипертоническую болезнь, в 14% случаев заболевание почек, в 7% случаев нарушение жирового обмена» Дементьева Инесса Германовна врач психолог, с опытом работы 25 лет «Часто в послеродовой период женщина остается один на один со своими психологическими тревогами. Это неправильно. Не стоит заниматься самолечением или искать ответы на вопросы о своем здоровье в социальных сетях — лучше сразу обращаться к грамотному специалисту»

Полезно знать

Тем более что помощь можно получить в семейной клинике «Центр репродуктивного здоровья». Она предлагает программу «Здоровая мама – Здоровый малыш!» для женщин послеродового периода. В течение полугода вы будете наблюдаться опытным врачом-терапевтом, пройдете в плановом порядке обследование организма. При необходимости вам будет назначено медикаментозное лечение с учетом периода грудного вскармливания, дан совет по питанию, образу жизни. Программа включает прием терапевта, в том числе и по экстренным показателям, а так же консультации психотерапевта.

Спроси врача прямо сейчас

Остались вопросы? Хотите получить консультацию? Задайте вопрос специалистам детской клиники «Аистенок» через специальную форму, и получите скидку 350 рублей на первичный прием специалиста. Акция действует до 5 ноября 2016 года.

Реклама.

«На самом деле количество послеродовых депрессий ничтожно мало»

►Когда восстанавливается менструальный цикл?

– Это очень индивидуально. Если женщина регулярно лактирует и кормит ребенка грудью по расписанию через 3–6 часов, цикл менструаций может восстановиться только после окончания лактации. Это связано с высоким уровнем пролактина и низким содержанием гипофизарных гормонов.

►Нормально ли, если после рождения ребенка долго не хочется секса?

– Это ненормально, но это связано с особенностью эндокринной перестройки женщины в послеродовой период. Высокий уровень пролактина в крови подавляет гонадотропины, да и лимбическая система работает по своим канонам, а ведь именно она отвечает за удовольствие.

То есть инстинкт материнства подавляет инстинкт интимности, у женщины появляется другая доминанта. Завершение этого периода и возвращение интимной близости женщины часто связывают с тем, что дети подрастают и им нужно меньше внимания, но на самом деле ей не хочется секса не потому, что она устает, а по эндокринным причинам. Это объясняет доказательная эндокринология.

И такое может длиться до трех лет и более, но возврат либидо обязательно произойдет, время для каждой женщины индивидуально.

►А если это не проходит очень долго?

– Тогда необходимо выполнить ряд исследований и обратиться к гинекологу-эндокринологу или гинекологу-эстетисту, чтобы найти проблему и решить ее.

►У женщин часто во время беременности меняются вкусовые предпочтения. Нормально ли, если после рождения ребенка они не восстанавливаются?

– В норме все восстанавливается, мела и огурцов не так уж и хочется. Обычно все пищевые причуды заканчиваются к 16 неделям беременности, когда образуется достаточное количество гормона – плацентарного лактогена.

Если женщина родила, а прежние предпочтения не вернулись, нужно проконсультироваться у психотерапевта и гастроэнтеролога.

►В последнее время все чаще говорят о послеродовой депрессии. Часто ли беременность так плохо отражается на психологическом состоянии?

– Минорное состояние, грусть, усталость, стресс часто маскируются послеродовой депрессией. На самом деле количество послеродовых депрессий ничтожно мало в популяции. У меня были такие пациентки, и это состояние ни с чем другим не сравнить: у женщин опускаются руки, они беспомощны, и эта беспомощность не зависит от самой женщины. Меняется ее гормональный метаболизм, количество эндорфинов. Это глубокое изменение на уровне нейроэндокринной системы, но, к счастью, это редкое осложнение.

Во время лактации вырабатывается гормон доверия – окситоцин. И, когда женщина лактирует, у нее и эндорфинов вырабатывается больше, она защищена природой от депрессии. Но, конечно, если женщина постоянно одна, у нее нет поддержки мужа, семьи, если она постоянно устает, ей не уделяют внимания, развивается обычный ипохондрический синдром, который может привести к депрессии.

К геморрою, варикозу, болям в спине, недержанию мочи, послеродовой депрессии и другим последствиям родов прибавилось еще одно — ускоренное старение. Исследователи из Университета Джорджа Мэйсона в США выяснили: у рожавших женщин укорачиваются теломеры, концевые участки хромосом, которые защищают ДНК и укорачиваются по мере старения организма. Результаты работы были опубликованы в журнале Human Reproduction.

Реклама

В исследовании приняли участие 1954 женщины, примерно поровну распределенных по возрастным группам: 20-24 года, 25-29 лет, 30-34 года, 35-39 лет и 40-44 года. 37,6% имели нормальный вес, 27,9% — избыточный, 31,3% страдали от ожирения, 3,3% имели недостаточный вес. Более половины никогда не курили, остальные либо курили на момент исследования, либо бросили. 444 женщины никогда не рожали, у остальных было от одного до пяти детей. 377 женщин были беременны на момент исследования.

По сравнению с нерожавшими женщинами, те, у кого был хотя бы один ребенок, имели теломеры как минимум на 4,2% короче —

это равно примерно 11 годам клеточного старения (т. е. потери клетки способности к делению) или, по оценкам исследователей, трем годам биологического старения.

Короткие теломеры ассоциированы с повышенным риском раковых заболеваний, болезней сердца, слабоумием.

Роды влияли на длину теломер сильнее, чем курение или ожирение, которые ускоряли клеточное старение на 4,6 и 8,8 лет соответственно. Чем больше детей родила женщина, тем, соответственно, сильнее были укорочены ее теломеры. Так, у женщин с пятью детьми они были на 12,7% короче, чем у нерожавших.

«Мы обнаружили, что женщины, у которых было пять или более детей, имели теломеры более короткие, чем те, кто не рожал или родил одного, двух, трех, даже четырех детей», — отмечает эпидемиолог Анна Поллак, автор исследования.

Исследователи отмечают, что укорачивание теломер в связи с родами может быть вызвано множеством факторов. Так, например, значительную роль может играть стресс — ранее было установлено, что он также способствует сокращению длины теломер.

«Мы не призываем не заводить детей», — подчеркивают авторы работы.

Также они избегают говорить о какой-либо причинно-следственной связи между количеством родов и длиной теломер — возможно, женщины с изначально более короткими теломерами просто способны родить меньше детей. Ученые отмечают, что дальнейшие исследования этого феномена должны учитывать изменение длины теломер на протяжении определенного срока.

«Даже обсуждая детей с друзьями, мы отмечаем, что дети нас старят, — говорит Поллак. — И это подтверждается наукой. Мы знаем, что рождение детей связано с повышенным риском развития болезней сердца и диабета. А многие крупные исследования связывают длину теломер с риском развития других серьезных заболеваний или смерти».

Не исключено, что укорочение теломер действительно вызвано стрессом — ранее «Газета.Ru» писала, что новоиспеченные матери проводят в два раза больше времени, чем отцы, в заботах о ребенке и выполнении домашних обязанностей, даже если оба партнера работают. В течение трех месяцев после родов 52 пары вели дневник, где отмечали, в какое время и чем они занимались.

В рабочие дни женщины занимались домом и ребенком лишь немного больше мужчин, но в выходные разница вырастала в два раза.

Также исследования подтверждают и расхожее мнение об ухудшении когнитивных функций во время беременности. Симптомы включают забывчивость, потерю концентрации и сообразительности. Ухудшение памяти при беременности знакомо четырем женщинам из пяти: они отмечают появившуюся рассеянность — не могут вспомнить, куда положили ту или иную вещь или во время какого-либо занятия забывают, что же они делали, чаще теряют нить разговора, им сложнее сконцентрироваться и, чтобы оставаться организованными, им приходится делать заметки. Некоторым бывает сложно даже сосредоточиться на чтении.

Мета-анализ 20 исследований, посвященных этому явлению, показал: у беременных женщин когнитивные функции оказались заметно хуже, чем у небеременных.

Память страдает на протяжении всей беременности, а в третьем триместре подключаются проблемы с исполнительными функциями — способностью планировать действия и избирательно реагировать на внешние стимулы.

Однако, по мнению ученых, изменения укладываются в пределы нормы. «Мы не говорим об ухудшениях, способных серьезно помешать беременным женщинам заниматься их повседневными делами или работать. Речь скорее о том, что они чувствуют себя не так, как обычно», — отмечает исследователи.

Ранее ученым с помощью МРТ удалось выяснить, как с течением беременности уменьшается объем серого вещества будущей матери. Результаты сканирования мозга показали четкое различие между будущими матерями и остальными участниками исследования: у первых наблюдалось сокращение серого вещества в медиальной фронтальной и задней теменной коре, а также в префронтальной и височной. Эти области мозга отвечают за чувство эмпатии, способность к пониманию других и прочие социальные процессы. Изменения сохранялись в течение двух лет после родов.

<<< назад к списку лекций

Уход за телом. Душ можно принимать уже на следующий день после родов, желательно 2 раза в день. В случае оперативного родоразрешения с помощью кесарева сечения вопрос о принятии душа решается с лечащим врачом. Это зависит от состояния шва. Как правило, душ после кесарева сечения можно принимать после снятия (или рассасывания) швов, вместо него можно использовать влажные обмывания и обтирания тела.Принимать ванны продолжительностью 10 — 15 минут,можно не раньше 6 — 8 недель после родов, то есть по окончании послеродового периода.Для ухода за кожей лица, волосами хорошо пользоваться ранее используемыми Вами рецептами. Принцип содержания в чистоте.

Уход за половыми органами.Подмываться нужно как утром и вечером перед сном, так и после каждого посещения туалета. Чтобы не занести инфекцию из прямой кишки во влагалище, подмываться нужно чисто вымытыми руками, в направлении от промежности к анусу. Руки обязательно нужно мыть до и после подмывания; подмываться следует в строго определенном порядке: сначала область лобка и больших половых губ, потом внутренняя поверхность бедер и в последнюю очередь область заднего прохода. Струя воды должна быть направлена спереди назад, без проникновения глубоко во влагалище, чтобы избежать вымывания полезной микрофлоры влагалища, которая защищает от проникновения чужеродных микробов. Не нужно использовать губки, мочалки, так как они наносят дополнительные микротрещины, провоцирующие распространение инфекции. После подмывания промежности необходимо промокнуть полотенцем, предназначенным для интимной гигиены, или пользоваться хлопчатобумажной пеленкой. Менять полотенца или пелёнку нужно ежедневно, либо можно использовать одноразовые полотенца. Движения при вытирании должны быть не растирающими, а именно промакивающими — спереди назад. При наличии геморроидальных узлов не используйте туалетную бумагу, лучше после акта дефекации подмываться проточной водой (при температуре воды до 30°С). После этого используйте мази или ректальные свечи, порекомендованные врачом.Строго индивидуальными должны быть не только полотенце для интимной гигиены, но и полотенце для рук, и для молочных желез.

Послеродовые выделения.В первые дни, особенно в первые три дня после родов, когда количество выделений из матки особенно большое, рекомендуется использовать прокладки «макси», большие послеродовые, лучше безклеенчатого покрытия, мягкие, впитывающие. Менять прокладки рекомендуется через каждые 3—4 часа или раньше в зависимости от их загрязнения. Подмываться нобходимо не реже двух раз в день.

Швы на промежности, полное восстановление тканей достигается через 6 недель после родов. Для лучшего заживления и профилактики инфекционных осложнений рекомендуется обработка шва антисептическими растворами, данную процедуру Вам будут проводить в родильном доме. Рекомендации в случае необходимости обработки в домашних условиях, при выписке из родильного дома даст лечащий врач В течение первых двух недель, при наличии швов на промежности нельзя сидеть. При дефекации желательно на область шва наложить кусочек стерильного широкого бинта или марлевую салфетку. После каждой дефекации и мочеиспускания нужно обязательно подмыться для профилактики раздражения и инфицирования швов.

Если у вас повысилась температура, усилилась боль в области шва, появилась краснота или гнойное отделяемое, срочно обратитесь к своему врачу.
Профилактика тромботических и тромбо-эмболических осложнений. После родов повышается активность свертывающей системы крови. На фоне сниженной двигательной активности это способствует тромботическим и тромбоэмболическим осложнениям. Поэтому после родов и после кесарева сечения рекомендовано раннее вставание (в течение первых суток) с постели, послеродовая гимнастика. Вставать после родов и кесарева сечения следует медленно. Возможно, вы почувствуете головокружение. В этой ситуации следует сразу сесть (если нет швов на промежности), или лечь. Через некоторое время сделайте следующую попытку встать. Рекомендуется также для улучшения кровообращения в нижних конечностях и профилактики образования в них тромбов (особенно если у вас варикозное расширение вен ног) носить эластические бинты или чулки.

Помимо соблюдений правил интимной гигиены важно тщательно следовать также правилам общей гигиены, самым простым и важным из которых является регулярное мытье рук. Душ принимать дважды в день, утром и вечером. Постельное белье необходимо менять не реже, чем раз в 5-7 дней. Сорочка должна быть хлопчатобумажной, менять ее желательно ежедневно. Ногти должны быть коротко подстрижены. Тело и зубы должны всегда, содержаться в чистоте.

Уход за молочной железой Прежде всего, грудь должна содержаться в безупречной чистоте. Перед каждым кормлением необходимо проводить обязательную процедуру мытья рук. Ежедневно утром, до начала кормления и вечером, после кормления, грудь рекомендуется омывать теплой водой с детским мылом, но без помощи губок и мочалок. Бюстгальтер также нужно менять каждый день. При мытье груди сначала омывают сосок, а потом и всю грудь, затем обсушивают ее стерильной марлей или мягкой пелёнкой. Ранее практиковавшееся обмывание груди перед каждым кормлением нынче не рекомендуют. Частое мытьё груди приводит к излишней травматизации сосков и смыванию защитного липидного слоя, что способствует проникновению инфекций. Во время душа обмывать с мылом нужно только саму молочную железу, соски мыть мылом не следует. На ареоле есть маленькие бугорки – это железы, выделяющие жир, который смягчает и дезинфицирует соски. Поэтому, чтобы не пересушивать нежную кожу сосков, их следует омывать без использования мыла. От средств гигиены с сильным запахом желательно отказаться. Потому как запах, исходящий от кожи мамы может испортить аппетит младенцу и вызвать беспокойство, что приводит к бесконечному захвату и выбрасыванию соска, во время чего сосок травмируется. Гормональный фон после родов все еще не стабильный, поэтому не экспериментируйте с непроверенными средствами, они не должны пересушивать кожу или провоцировать аллергическую реакцию.
Обязательно используйте гели для душа, мыло, шампуни с нейтральным уровнем pH, преимущественно без запаха, также можно использовать детское или натуральное мыло, содержащие лечебные травы. С осторожностью пользуйтесь кремами и мазями для груди!

Любое лечение трещин сосков желательно проводить под присмотром врача, потому как, средств для лечения много, но не каждое может подойти именно вам. Нельзя «лечить» область сосков антисептиками (зеленкой, йодом) — это приводит к тому что, кожа пересушивается, что способствует снижению собственных защитных сил. Лучший способ для профилактики образования трещин — после кормления выдавить пару капель молока, смазать им область соска, дать высохнуть груди на воздухе в течение 2-3 минут. Это помогает заживить небольшие трещинки на груди.

Возобновление интимных отношений

На сексуальные отношения супругов после родов оказывают влияние многие факторы, среди которых не последнее место занимают и характер течения родов, их тяжесть, наличие или отсутствие каких-либо осложнений, самочувствие самой женщины во время беременности, во время родов и в послеродовом периоде.

Если естественные роды протекали нормально и не сопровождались ни осложнениями, ни медицинским вмешательством, то матка освобождается от остатков крови примерно за 4—6 недель. То же время нужно и для того, чтобы матка вернулась к своему прежнему состоянию после всех тех изменений, которые произошли в ней за время беременности. За это время она сокращается, а поврежденные во время родов ткани (например, место прикрепления плаценты, которое после родов представляет собой практически открытую рану) восстанавливаются.

Разумеется, в течение этого времени половые контакты более чем нежелательны. Во-первых, половые пути женщины после родов особенно подвержены всякого рода инфекции, занесение которой возможно во влагалище, шейку матки и саму матку. Инфицирование матки после родов может вызвать ее воспаление — эндометрит, одно из наиболее тяжелых послеродовых осложнений. Во-вторых, во время полового акта может возобновиться кровотечение из поврежденных родами сосудов. Поэтому врачи настойчиво рекомендуют подождать с возобновлением половой жизни хотя бы шесть недель после родов. Если же во время родов или в послеродовом периоде были какие-либо осложнения, то продолжительность полового воздержания должна быть увеличена на столько, сколько требуется для полного заживления родовых путей женщины. В этом случае, сроки возобновления половых отношений, необходимо обсудить с врачом гинекологом.

Стоит также затронуть психологическую сторону этого вопроса, так как только полное взаимопонимание партнеров поможет им перестроить свои отношения после рождения ребенка. Иногда женщинам попросту некогда думать о том, как бы заняться сексом: они часто чувствуют себя уставшими, занятыми – ведь малыш требует к себе повышенного внимания. Еще один фактор, который может влиять на сексуальную жизнь молодой мамы – это перенесенные роды (с психологической стороны): некоторые женщины какое-то время испытывают страх перед половым актом. Изменение внешнего вида и фигуры женщины, также может повлиять на ее отношения к сексу. После родов живот остается какое-то время обвисшим, а тело возвращается в норму постепенно. Все эти причины иногда мешают молодой маме начать половую жизнь.

Будьте осторожны, терпение и взаимопонимание – вот основные правила возобновления сексуальной жизни партнеров после рождения ребенка. И помните, что существует много способов выразить свою любовь близкому человеку.

<<< назад к списку лекций

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *