Стыдно за свое поведение

Что такое стыд

Стыд — эмоция, которую мы испытываем из-за своей социальности. Это боязнь того, что общество может нас отвергнуть.

Карл Маркс описывал стыд как «гнев, только обращенный внутрь». И это действительно так: мы расстраиваемся, затем злимся на себя или других людей, заставивших нас совершить какой-нибудь поступок, а после можем снова начать стыдиться своих мыслей. Образуется замкнутый круг из негативных и тяжелых эмоций — выбраться из него крайне непросто.

Иногда стыд переходит в хроническую форму, и тогда человек не может отделаться от неприятных мыслей о собственном несовершенстве и неадекватности.

Такое состояние имеет ряд опасных и даже страшных последствий: серьезные нарушения самооценки, психологические проблемы вплоть до обсессивно-компульсивного расстройства и причинения себе боли, появление нездоровых пищевых привычек, депрессия, а в самых тяжелых случаях — суицид.

Стыд или вина

Нередко стыд путают с виной, но последняя — как раз очень важная эмоция, и ее полезно хотя бы иногда испытывать.

Чувство вины, те самые известные каждому «муки совести», возникает как реакция на конкретный поступок, который кажется нам негативным. Это нечто глубоко личное и недоступное сторонним наблюдателям. Стыд, наоборот, публичен: он формируется под давлением социума или его части.

Вина конструктивна и направлена на что-то одно («я поступил плохо — как это исправить?»), стыд же подразумевает негативную оценку всего себя («я плохой человек», «я всегда веду себя ужасно»).

Стыд деструктивен, поскольку он не указывает пути исправления, а лишь подчеркивает нашу несостоятельность и заставляет нас всё чаще терзаться вопросом, а не зря ли мы вообще существуем?

Это ощущение приводит к выработке в гипоталамусе большого количества кортиколиберина. Он, в свою очередь, воздействует на гипофиз, активирует производство АКТГ (кортикотропного гормона), а в ответ на это из надпочечников выделяется кортизол. Результат — стрессовая реакция, которая обладает гиповозбуждающим эффектом: человек чувствует себя вялым, отстраняется от того, что происходит вокруг. Иногда возникает ощущение «отдаления» — будто наблюдаешь за ситуацией со стороны. В таком состоянии мы максимально уязвимы и восприимчивы.

Чем отличается мужской и женский стыд

Считается, что женщины чаще и острее испытывают чувство стыда и вины, но на самом деле, как показывает статистика, особых гендерных различий нет.

Мы все стыдимся одинаково часто — но по разным причинам. И дело здесь опять в стереотипах, навязываемых обществом.

Например, женщины, как правило, комплексуют по поводу своего внешнего вида и телосложения, а те из них, что ведут насыщенную половую жизнь, также испытывают большее давление со стороны общественности, чем мужчины-донжуаны. Зато женщинам можно (по мнению социума) проявлять грустные эмоции и даже плакать, а вот «сильный пол» в основном стыдится именно собственных слез и вообще слабости.

Исследовательница личных уязвимостей Брен Браун в своей лекции «Прислушайтесь к стыду» отмечает еще одно характерное различие:

«Стыд для женщины — паутина противоречивых ожиданий и неисполнимых желаний, связанных с ее представлениями о том, кем она должна быть. У мужчин никакой паутины нет. Они стыдятся только одного — показаться слабыми».

В постиндустриальных странах это противоречие особенно заметно: женщина должна строить карьеру, содержать дом, растить детей — но не слишком зацикливаться на них; уважать мужа — но в то же время быть самостоятельной личностью.

Негласные требования социума формируют благодатную почву для чувства стыда и общественного порицания.

Мужчинам не легче: они должны быть сильнее, выше и храбрее себя вчерашних. Брен Браун рассказывает, как один такой мачо заявил, что для него лучше «умереть, упав с лошади, чем подняться и увидеть разочарование в глазах его семьи». Мальчикам еще с детства внушают, что стыдно быть слабыми, бояться и чего-то не уметь, поэтому к сознательному возрасту они привыкают к вечному соревнованию с самими собой.

Почему нас стыдят с детства

Манипуляция стыдом в воспитании детей — достаточно распространенный, но, по мнению психологов, вредный прием.

Родители прибегают к нему, чтобы направить поведение ребенка в русло «общепринятой нормы», но часто делают это в обезличенной, неконструктивной форме. Вместо того чтобы учить, указывая пути выхода из сложившейся ситуации после совершенной ошибки, взрослые могут не справиться с эмоциями и просто воскликнуть: «Да как тебе не стыдно!»

Однако до определенного возраста (6–7 лет) дети не понимают всех социальных норм, а просто пугаются, реагируя на смену родительского настроения, и прекращают делать что-то из-за страха. Ребенок, которому чуть ли не ежедневно напоминают о необходимости стыдиться, вырастает во взрослого, не уверенного в своем поведении, постоянно оценивающего собственные поступки с позиции постороннего зрителя.

Как бороться со стыдом

Первый этап борьбы со стыдом, как и с другими негативными эмоциями, — выявление того, что заставляет вас их испытывать. Постарайтесь вспомнить ситуации, в которых вам некомфортно. Какие именно чувства задевает фраза «тебе должно быть стыдно»?

Если вам кажется, что комплексы уходят корнями в детство, а так бывает очень часто, попробуйте посмотреть на себя-ребенка глазами себя-взрослого. За что вас стыдили тогда? Было ли это оправданно? Чем могли руководствоваться те, кто так поступал? Напишите или расскажите об этом человеку, которому вы доверяете, постарайтесь разобраться, как тот опыт влияет на вас сегодняшнего.

Определите свои «слабые точки» — стыд всегда «отыскивает» наши максимально уязвимые места и давит на них. Молодая мама, не уверенная в собственных силах, будет испытывать это чувство, когда кто-то раскритикует ее стиль воспитания (на самом деле она просто сомневается в себе); пожилой человек может быть уязвимым под напором молодого коллеги, который отметит любой, даже незначительный недочет (боязнь оказаться несостоятельным).

Малейшая неуверенность в себе, каждое сомнение, каждый страх — это окошко для стыда.

Попробуйте подмечать, что вас ранит, а затем задайтесь вопросом: «Почему меня это так задевает? Как я могу доказать себе (не кому-то еще, а себе!), что нет повода для стыда? А какую эмоцию я должен испытывать вместо него? Страх? Злость? Или даже радость?» Разрешите себе эти чувства. Поначалу может быть трудно.

Откройте любой список эмоций — и проверьте, какую из них вам неудобно проявлять, а потому вы заменяете ее стыдом.

Кстати, не забывайте, что стыд — это тоже эмоция, и ее, как ни странно, тоже не стоит стыдиться — ведь вы не виноваты в том, что она вам присуща.

Следующий аспект — общение. Помните, что вы боретесь отчасти со страхом одиночества и изолированности. Стройте связи, создавайте сообщество людей, которым доверяете, готовых вас выслушать и принять таким, какой вы есть. И сами тоже станьте тем, кому смогут доверять.

Начав разговор о стыде и обозначив проблему, мы уже сделали первый шаг на пути к ее решению. Сочувствие и сопереживание — вот чему нужно научиться, это два противоядия от необоснованных мук совести.

Стыд действует таким образом, что человек чувствует себя недостойным принимать доброту и поддержку: включается «синдром самозванца», и ему начинает казаться, будто он не заслуживает любви.

Поверьте, это не так. Если кто-то хочет проявить к вам добрые чувства — не препятствуйте, позвольте себе не отвергать его слова.

И в то же время удаляйте из своего окружения людей, которые провоцируют в вас стыд. Кажется, в русском языке до сих пор нет эквивалента слову shamer, хотя именно в России таким «шеймером» может стать каждый прохожий. Если вы видите эти черты в ваших знакомых, постарайтесь меньше с ними взаимодействовать; если это партнер или родители — обсудите проблему. Спросите: «Зачем ты стыдишь меня за это? Что ты чувствуешь, когда так говоришь?»

Возможно, они тоже просто не в состоянии выразить свои эмоции. Или им страшно. Или их удивляют ваши поступки, и вас пытаются подавить. В особо тяжелых случаях, когда токсичные отношения вызывают всё больше непреодолимого стыда, когда кто-то использует их для манипуляции или чтобы причинить вам боль, возможно, лучше прервать их вовсе.

И конечно, необходимо проявить «самосочувствие»: испытывая стыд, сложно относиться к себе хорошо, хочется забиться в угол и еще больше себя наказать.

Но представьте, что на вашем месте сейчас другой человек, тот, которого вы цените и любите. Стали бы вы стыдить его в этой ситуации? Как бы вы его утешили, чем помогли бы? И затем перенесите это поведение на свою личность.

Тамар Чански, автор книги «Освободитесь от тревоги», предлагает выбрать четырех человек — живых или мертвых, реальных или выдуманных, — которые могли бы проявить к вам сочувствие. А теперь задайте себе вопрос, как они посмотрели бы на вашу ситуацию? Может, в их глазах вы выглядите лучше, чем в своих?

Практикуйте прощение. Какие бы недостатки вы ни обнаруживали в себе и в собственном поведении, каждый имеет полное право простить себя за них.

Стыд не должен мешать вам жить, даже если этого очень хочется окружающим. Разрешите себе быть несовершенным, пробовать, допускать ошибки и исправлять их — и не позволяйте другим критиковать вас за это.

И да, сами тоже никого не стыдите.

Опрос фонда «Общественное мнение» показал: 64% российских граждан порой испытывают чувство стыда за свою страну. «Власть» поинтересовалась у читателей, за что в стране стыдно им.

Рамзан Кадыров, глава Чечни. Мне стыдно за тех людей, которые заявляют, что им стыдно за свою страну. Я горжусь Россией и делаю все для того, чтобы таких в Чеченской республике были единицы.

Александр Лебедев, владелец Национальной резервной корпорации. За Лужкова — точно так же, как и за телеканалы, которые пронизывает сплошная коррупция. Все это феноменально глупо. Стыдно, что до сих пор нет ни одного большого мемориала жертв ГУЛАГа. Третий год мы просим под это землю у правительства Москвы. А вообще, хорошо, что нам за что-то стыдно, значит, еще остается возможность исправить.

Николай Сванидзе, телеведущий, член Общественной палаты. За то, что массы людей очень плохо живут. Именно поэтому россияне часто нервны и злы, у них много зависти и агрессии, а улыбок — мало. Народ у нас добродушный, просто люди очень устали от тяжелой жизни на протяжении многих поколений. Большинство россиян переживают беспросветность от того, что они ничего не могут сделать, что государство их обманывает, что законы направлены не на пользу людям, а на пользу чиновникам.

Станислав Наумов, заместитель министра промышленности и торговли. За хоккейных болельщиков. Надо уметь не только болеть за своих, но и признавать успехи других. А болельщики команды хозяев не всегда достойно оценивают игру противников. Еще иногда бывает стыдно за себя. Например, обещал что-то сделать за год, а получилось только за два.

Алексей Левченко, председатель правления банка «Ренессанс Кредит». За медицину и образование. Врачи и учителя не мотивированы на результат и работают за копейки. Сейчас нет самоотверженных людей, готовых работать за низкую зарплату, как в советское время. Скоро лечить и учить будет некому.

Сергей Антуфьев, губернатор Смоленской области. Нужно не стыдиться, а работать. Чем больше будем трудиться, тем меньше останется поводов для стыда. Если бы каждый реально отвечал за свои дела, не было бы ни разбитых дорог, ни бедных стариков, ни плохой инфраструктуры.

Андрей Ильницкий, заместитель руководителя ЦИК «Единой России». Стыдно за то, что мои родители, никогда не выезжавшие за границу, после распада СССР вдруг там и оказались. Теперь они вынуждены жить на Украине, и ситуацию не исправишь. Стыдно за отношение к инвалидам, которые фактически вычеркнуты из общества. Больно за старшее поколение, которому мы не можем обеспечить достойную пенсию. А вообще, стыд — это хорошо. Кто не стыдится, тот не любит.

Василий Стародубцев, депутат Госдумы, в 1991 году член ГКЧП. За постоянное предательство руководителями наших национальных интересов. Горбачев сдал страну, пьяница Ельцин продолжил… Сейчас самое вопиющее — добивают армию. Кадровый военный не стал бы так беспощадно громить оборону страны, а мебельщик спокойно вколачивает гвозди в крышку гроба.

Юрий Кобаладзе, управляющий директор X5 Retail Group, бывший сотрудник Службы внешней разведки. Стыдно за то, что происходит вокруг Лужкова. Дело не в том, хорош он или плох. Сама история с затянувшимся уходом и скандалами крайне постыдна. Еще стыдно за процесс Ходорковского и за ситуацию в Чечне. Но стыд — естественное и даже полезное чувство.

Валентина Петренко, председатель комитета Совета федерации по социальной политике. Больше всего — за равнодушие сограждан. Им наплевать на семью, детей, которые растут в неполных семьях, на загаженные подъезды, улицы, города… Стыдно, что люди пьют, употребляют наркотики. Мучительно стыдно за чиновников, которые, получив даже малую власть, ведут себя несправедливо, превращаясь в царьков на своих местах. Даже я, сенатор, не могу справиться с бюрократией.

Виктор Батурин, генеральный директор компании «Интеко-агро». Обидно за страну, где «ни церковь, ни кабак — ничего не свято». Раньше стремились к великим целям: «Москва — третий Рим», «Наше поколение будет жить при коммунизме»… Сейчас нет национальной идеи, а ничтожные цели порождают ничтожные результаты.

Константин Титов, член Совета федерации, бывший губернатор Самарской области. Я никогда за Россию не стыдился. Это — моя родина, мои сородичи и единородцы. Плохое надо устранять внутри страны без шумихи. Бывает, например, на отдыхе по-хамски ведут себя люди с огромными цепями и крестами с «распятым гимнастом», как они думают. Подходил, говорил с ними, они успокаивались.

Лев Пономарев, лидер движения «За права человека». Мне стыдно, что я живу в городе, где жена мэра стала миллиардером на городских подрядах. Что судьи руководствуются не законом, а заказом. Если есть указание — осудят, игнорируя или передергивая все факты. Недавно больше 20 часов провел на судах по своим делам. И опять удивился, насколько бесстыдно ведут себя судьи, творя беззаконие. Но они — часть системы и по-другому, видимо, не могут.

Руслан Аушев, Герой Советского Союза, первый президент Ингушетии. За многое. За армию, социальную сферу, дороги, больницы… Нередко бывает стыдно за сограждан с большими кошельками и крайне примитивными представлениями о приличиях. Но особенно больно за Кавказ, где гибнут сотни людей. А мы, как ни стараемся, не можем изменить ситуацию.

Герман Стерлигов, председатель совета директоров Группы компаний Германа Стерлигова. За детоубийства. Мы, безусловно, лидируем в поставках абортивного материала на международный рынок.

Борис Невзоров, председатель законодательного собрания Камчатского края. Обидно, когда за границей про нас гадости говорят, а мы языка не знаем и ответить не можем. Да и сами себя дураками показываем в «Нашей Раше». За рубежом на самом деле грязи не меньше. А у нас раньше было действительно туго. Когда жил в Тамбовской области при Хрущеве, даже хлеба не было. А сейчас, если бы не пили, намного лучше жили бы. Нашей территории и богатствам все жутко завидуют. Но это — гораздо лучше, чем если бы сочувствовали.

Вадим Густов, член Совета федерации, в 1998-1999 годах первый заместитель председателя правительства. Например, за то, что теряем село. Молодежь там работать не хочет. Сельская интеллигенция стареет, учителям по 50-60 лет. Плохо, что мы все еще остаемся советскими, многого не умеем. Но все же после тяжелейшей ситуации вытаскиваем экономику из трясины.

Алексей Самохвалов, председатель правления Общества защиты прав потребителей услуг связи и инфокоммуникаций. За то, что страна самостоятельно до сих пор не произвела ни одного мобильного телефона, ни одного факса! Мы сильно отстаем от мировых лидеров. Стыдно за 80% телепрограмм на центральных каналах, которые не несут людям ничего здравого. За то, что пытались запретить Skype, потому что программа лишает прибыли операторов «большой тройки». Давайте запретим все, убьем конкуренцию, создадим экономику монополий!

Валерий Рязанский, заместитель председателя фракции «Единая Россия». Не стыдно, а обидно, что при таких возможностях много людей живет плохо. Но одним прыжком наследие советских времен не преодолеть. А стыдиться родины нельзя, и неверно, что нам не хватает культуры. Бывает, что недостойно ведут себя немцы, финны, американцы… Но это не от национальности зависит, а от недостатка воспитания.

Владимир Рыжков, политик. Проще сказать, за что не стыдно: за великую русскую литературу и культуру. Но это создано до нас. Стыдно за отношение государства к людям как к быдлу, за поведение милиции, коррупцию, пьянство, хамство, деградацию здравоохранения и образования, за то, что гадят Байкал, что лучшие люди уезжают из страны или сидят в тюрьмах.

Аркадий Арканов, писатель-сатирик. Лично мне ни за что не стыдно. Я никогда не делал чего-то, за что приходилось бы краснеть. Но я испытываю горечь за многие российские беды, например за нищету. А стыдно должно быть людям, которые такое допускают, но они, похоже, не способны испытывать это чувство.

Вопрос недели/семь лет назад*

Вам Лужков не надоел?

Юрий Лужков намерен вновь баллотироваться в мэры Москвы.

Сергей Григорьев, вице-президент компании «Транснефть». Недостатков у него масса, но кого вместо Лужкова-то? Хотя много волокиты, дебюрократизация нужна. Вот говорят: «Лужков сколько делает!» А при таких деньгах чего бы и не делать?

Валерий Горегляд, заместитель председателя Совета федерации. Мне — нет. Москва стала столицей европейского уровня.

Владимир Зернов, ректор Российского нового университета. Надо или ему меняться, или его менять. Мне не нравится бессмысленная градостроительная политика.

Олег Сысуев, первый заместитель председателя совета директоров Альфа-банка. Много губернаторов и мэров надоели народу.

Сергей Карпов, президент Межрегиональной биржи нефтегазового комплекса. Пусть останется. Это лучше, чем передел собственности. У Лужкова много заслуг, а его главный недостаток тоже все знают: «Интеко» — фирма его жены.

Александр Иванченко, председатель совета директоров Независимого института выборов. Он больше мне импонировал лет десять назад. Выборы — это сменяемость власти, а не пролонгация, как во времена брежневского застоя.

Леонид Драчевский, полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе. Я считаю его выдающимся государственным деятелем. И превосходным хозяином.

Ирина Хакамада, вице-спикер Госдумы. Мне вообще все надоели. Лужков справляется, но хотелось бы увидеть настоящие выборы. Может, и нашелся бы кто лучше Лужкова.

*Должности указаны на момент опроса.

МЫ ВНЕ ПОЛИТИКИ! ⠀ Я не могу и не хочу оставаться равнодушной к тому…, что происходит сейчас в Беларуси. ⠀ Больше всего меня волнует состояние людей, а не все эти политические моменты. ⠀ Я тщательно слежу за всем, что там происходит. Там живут мои однокурсники, мои преподаватели, мои знакомые. Даже если бы там и не было бы моих знакомых, все равно я бы не смогла оставаться равнодушной … ⠀ Потому что считаю насилие в любом его проявлении недопустимым. ⠀ Мы рождены для Мира!!! ⠀ Сейчас напуганы не только белоусы, но и многие, кто наблюдает за происходящим. ⠀ Друзья, я призываю вас не прятаться от своих чувств, если вам хочется как-то помочь и поддержать жителей Беларуси, вы можете распространять информацию о помощи, вы можете делиться нужными контактами (психологическая помощь, медицинская помощь пострадавшим и т.д.). Благо, нам современные технологии позволяют это делать. ⠀ Помощь бывает разной!!! Вы можете просто искренне помолиться, и это уже не малая помощь! ⠀ И если вы не будете проваливаться в осуждение и рассуждения о том, что «куда они попёрлись», то это тоже своего рода помощь! ⠀ Услышьте меня, пожалуйста!!! Давайте отбросим все политические предпосылки и будем помнить, о том, что в первую очередь МЫ ЛЮДИ! ⠀ P.S.Если вдруг пострадали ваши знакомые или родственники, которые живут в Беларуси, напишите мне в Директ, я поделюсь с вами информацией, куда нужно обращаться в таком случае. See More

Мы продолжаем нашу рубрику «Приём ведёт… Михаил Лабковский». Если у вас есть вопросы к знаменитому психологу, присылайте их на [email protected] В теме письма укажите: «Вопрос Лабковскому».

Я часто испытываю чувство стыда и неловкости – как правило, из-за внешности. Обычно это проявляется так: я прихожу на свидание, и, если человек мне нравится, я начинаю волноваться. Мне становится стыдно из-за моей внешности, хочется спрятаться или убежать. Как избавиться от этого чувства? (Алина, Москва)

Женщина должна сама разбираться со своей внешностью, а не ориентироваться на мужчин. Она должна понимать, нравится она себе или нет. Но, видимо, ваша самооценка «плавает» и напрямую зависит от того, нравитесь ли вы противоположному полу. С этим надо что-то делать. Девочки начинают нравиться мальчикам ровно с того момента, когда начинают нравиться себе. Именно тогда, когда вы искренне скажете: «Я от себя просто балдею, я такая умница-красавица», – вы и начнёте нравиться мужчинам. До тех пор, какая бы внешность у вас ни была, вы будете транслировать им, что с вами что-то не так. И то, что должно было потенциального спутника привлечь, не привлечёт только из-за вашего негативного к себе отношения. Вы должны сначала принять свою внешность – такую, какая она есть – и полюбить её. И с этого момента вы будете нравиться всем подряд.

Дочке пять лет, боится общения, не идёт первой на контакт со сверстниками. Как помочь ей? (Ирина, Москва)

Это может пройти с возрастом, но лучше уже сейчас пойти к детскому психологу. Они часто разыгрывают так называемые психодрамы: моделируют ситуации, в которых ребёнок себя как-то проявляет. Это может помочь избавиться от страха.

Моя 24-летняя дочь всё время сидит в соцсетях. Я категорически против этого и вообще не понимаю, зачем выкладывать на всеобщее обозрение свою жизнь, еду, проблемы. Объясните мне, пожалуйста… (Павел, Москва)

У человека, который ведёт полноценную жизнь, нет времени на соцсети. Он и телевизор по этой же причине не смотрит, и даже в кино редко ходит. Ему достаточно своей жизни – насыщенной, интересной. А вот пустоту многие пытаются заполнить социальными сетями, сериалами, играми. Им показывают другую жизнь, и это как компенсация отсутствия их собственной жизни. И это, к сожалению, не редкость: среди моих знакомых многие на этом буквально повёрнуты. И то, что они постоянно что-то выкладывают, – это уже зависимость. Говорят, кстати, что американские психиатры считают это разновидностью психического расстройства – зависимость от «лайков».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *